Официальный сайт

 

 

Ответы на вопросы от Евгения Петросяна

 

 

 

                                  О жизни, друзьях, вере и семье.

 

В каких традициях росли Вы?

В 1945 году, когда я родился, в нашей стране были уже выработаны не традиции, а новые устои жизни советского человека. И, несмотря на то, что сталинские репрессии касались тогда многих семей, чувство патриотизма превалировало среди прочих чувств, потому что была Великая Победа. А победа рождает еще большую надежду на хорошую жизнь, на справедливость, одним словом, гармонию. Кроме еды и одежды нам тогда не хватало еще многого. Я помню, как я увидел одну игрушку у соседского мальчика, как горько вздохнул, потому что игрушек тогда у меня не было вообще. Но самое главное – всем хотелось вырваться из безрадостной жизни, и код этого желания, безусловно, повлиял на меня, он как бы приоткрывал мне дорогу, указывал ориентиры.

Мой отец, Ваган Миронович, был математиком, преподавал в педагогическом институте. Там, в институте, (мне рассказывали его ученики, которых я встречал по жизни) его называли «ходячей энциклопедией», он был образованным человеком и старался образовать меня. Он меня с детства учил не только читать, играть в шахматы, рисовать, слушать классическую музыку. Он, например, учил меня умению обращаться с книгой: как снимать ее с полки, чтобы не порвать корешок, как брать в руки, как перелистывать страницы, не повредив их, как понять, что это за книга, какова ее художественная ценность.

Кроме того, мои родители были театральными людьми в том смысле, что они водили меня в театр, который тоже являлся для меня праздником души. Ходил я и на концерты, и в цирк, кино. Не было такого дня, чтобы время пропадало. Даже если я был болен, а болел я ангинами часто, то у меня была возможность читать, рисовать, печатать фотокарточки и даже играть в театр. Помню, я вырезал из картонок порталы сцены, саму сцену, декорации и даже персонажей. И вот, как дети играют в настольный футбол, так я играл в театр.

О своем детстве я могу рассказывать долго, не будем зацикливаться, давайте следующий вопрос.

 

Вы религиозный человек?

Я верующий. В советские время меня часто «звали в партию», и я им спокойно объяснял, что я – верующий. И, надо сказать, они понимали меня и прощали мне такой «недостаток». А я знал, если я буду скрывать, что я верующий, то какой же я верующий? Вера у меня православная. Кстати, часть моей библиотеки занимает религиозная литература.

 

Вы суеверны?

Верующий человек не должен быть суеверным.

Но надобно отделить суеверие от знаков, которые посылает жизнь, отделить суеверие от народных примет. И еще - отделить от традиций, которые выработаны годами, и пусть они порой кажутся чудачествами.

Вот, например, в театре есть такая примета: если за кулисами человек грызет семечки, то не будет сборов в зале или случится что-нибудь неприятное. Вы знаете, я в это верю. Когда артист грызет семечки, появляется большая опасность – зернышко может застрять в горле, голос артиста может запершить, он может поперхнуться и даже сорвать спектакль. И если это явления станет частым, то сборов в зале действительно не будет. Думаю, что это театральная примета возникла после подобного рода событий.

Или вот в театре: если артист готовит роль, и листы с текстом из рук упали на пол, то он по поверию обязательно должен сесть на упавшие листы, а только потом встать и подобрать их с пола. Ну, наверное, это чудачество.

А я вижу в этом психологическую постановку творческого процесса. Почему листы упали на пол? А не потому ли, что вы были невнимательны, неуклюжи, не внутри того действия, которое необходимо на данном этапе. И вам в этом случае нужно себя одернуть – присесть - и при этом психологически принизить себя до того уровня, до которого вы опустили свои тексты, уронив их на пол, и, садясь на них, вы как бы себя к ним возвращаете.

А теперь скажите, что это – суеверие или многовековой опыт народа, который интуитивно разобрался, как быть в таких обстоятельствах?

 

Вы верите в любовь с первого взгляда?

Я верю в любовь – настоящую, бескорыстную, жертвенную, преданную, прощающую многое (пожалуй, все, кроме предательства). А уж когда она возникает, с первого взгляда или с десятого, в конце концов, это не важно. Бывает, наверное, и с первого. Хотя , все что оценивается на первый взгляд, чтобы не ошибиться, требует уникальной интуиции. Но само по себе это романтическое понятие – явление бесценное и, к сожалению, редкое.

Очень трудно, говорят, найти свою половину. Мой вам совет: если не нашли, обязательно ищите, не замыкайтесь в себе, активно общайтесь с людьми, приглядывайтесь, бывайте в приличных многолюдных местах, желательно, в тех, где существуют интересы вашей работы, ваших вкусов, воззрений. И, таким образом, увеличивайте шанс на удачу этого поиска. И еще: твердите себе и ему (или ей): «Я найду тебя, любимый (или любимая)». Минимум пять минут в день твердите! И тогда, скорее всего, все получится. Желаю вам того.

 

Вам знакомо чувство ревности?

Очевидно, да. В молодости это чувство существовало во мне, также, как поселялись какие-то малые или большие обиды на людей, но я занимался самовоспитанием, я развивал в себе чувство самоиронии. Придя к вере, я научился не обижаться на обидчиков, мгновенно прощать им все и молиться за них.

 

Вы романтик?

В каких-то случаях, наверное, да. А точнее, в глубине души. Но не забывайте о том, что я – юморист, а значит, – реалист. Иронический взгляд на жизнь учит во всем находить смешное и постепенно становится философией жизни, смысл которой (философии) кричит нам всем: «Не унывайте! Чаще улыбайтесь и радуйтесь этому свету!»

 

У Вас есть друзья, которые просто Вас любят, вот так ни за что?

А за что же меня еще любить-то!? Только – просто так, больше не за что!

У меня есть друзья, но за что они меня любят, это надо приватно спросить у них. Может быть, они с вами так разоткровенничаются, поддавшись вашему обаянию и величию вашей личности, и честно признаются - корыстно или бескорыстно они меня любят. Хочу верить, что такие друзья у меня есть.

 

А враги есть, завистники?

Разве это враги?

Это, в основном, люди без чувства юмора. Человек без чувства юмора, безусловно, инвалид. Он не знает, что у него нет чувства юмора. И когда он слышит шутки юмористов, они ему кажутся глупостью. А поскольку отсутствие чувства юмора нередко рождает агрессию, многие из них начинают бороться с юмористами (с их точки зрения, пошляками, хотя в наше время шокирующих нас бесстыдников-пошляков в юморе появилось много, и здесь тоже нужно было бы разобраться), начинают хамить им, оскорблять и придумывать «небылицы в лицах».

Другая группа, как Вы сказали, завистники. Это люди мало чего добившиеся в жизни, а есть и такие, которые добились, но им очень хочется, чтобы другой не добился.

Короче, и тех, и других надо пожалеть, посочувствовать, потому что кроме саморазрушения у них в этом случае ничего не происходит.

Конечно, я хорошо понимаю, что есть и третья группа – люди, которые не любят меня, как артиста. Это нормально. Я знал людей, которые не любили Чарли Чаплина, Аркадия Райкина, а уж чего тогда говорить про меня! Ну, не совпадаю я с их воззрениями, с их биоритмом и уж не знаю еще с чем. Я искренне прошу у них прощения, если доставил им какие-то отрицательные эмоции.

Тем более, что раздражение могло возникнуть и объективно, когда некоторые телеканалы в параллель моим премьерам на российском канале, решили так меня растиражировать, что повторяли наши старые программы абсолютно рекордное количество раз (я думаю, что здесь были временные рекорды, небывалые на телевидении всего мира). Это делалось для того, чтобы досадить мне, чтобы народ меня возненавидел. Зачем досадить? Ну, ведь я же ушел от них. Действительно, такое испытание не смог бы пройти ни один артист. А вот я, поскольку народ меня не возненавидел, могу сказать, что сдюжил, чем, без излишней скромности, могу гордиться.

И еще вот такая деталь: народ ведь мыслит логически. Возникло у некоторых мнение, что Петросян показывает себя так много по телевидению, чтоб побольше денег заработать. А мы, мол, должны все это терпеть. В журнале «Форбс» быстренько подсчитали, сколько же я в год зарабатываю за такое количество телепоказов и прочих выступлений. Обнародовали несусветные цифры, газеты растиражировали эти данные тоже и, естественно, группа завистников увеличилась.

Но хочу сообщить со всей ответственностью - «Форбс» - великий врун и подлец. И еще, чтобы все знали – артисты с количества показов никогда ничего не получают (мы, наверное, единственная страна в мире и в этом смысле тоже). Если бы артисты, особенно киноартисты, получали бы гонорары с показов, может быть, тогда у многих из них была безбедная старость. Но, к сожалению, их обкрадывают и завидовать тут нечему, господа хорошие!

Мне бы, конечно, надо было бы позвонить в журнал «Форбс» и спросить, где я могу получить причитающиеся мне богатства?..

Но Ваш вопрос был о врагах. Слово «враг» - какое-то страшное,  мощное, значительное, и уж, не знаю, применительно ли оно к моим оппонентам. Есть такое стихотворение у Вадима Шефнера:

Не наживай дурных приятелей -

Уж лучше заведи врага:

Он постоянней и внимательней,

Его направленность - строга.

 

Он учит зоркости и ясности, -

И вот ты обретаешь дар

В час непредвиденной опасности

Платить ударом за удар.

 

Но в мире и такое видано:

Добром становится беда,

Порою к дружбе неожиданно

Приводит честная вражда.

 

Как относитесь к домашним животным? В Вашем доме жили когда-нибудь кошки, собаки? Если «да», то расскажите что-нибудь о них.

И сейчас живут. Но мне хочется вспомнить собаку Филю, дворняжку, с которой однажды я вел «Смехопанораму» о животных. Я очень благодарен Филе, потому что нам кажется, что Филя унес с собой от нас какую-то болезнь. Не знаю, как объяснить это ощущение, но оно есть. А еще у меня был кот Рыжик. Совершенно уникальное существо: он с домашними разговаривал. Шел по дому рядом и чего-то спрашивал, мы ему отвечали, и он потом отвечал. Удивительно обаятельный кот. Но однажды он не вернулся: ушел «гулять сам по себе» и не вернулся. Говорят, его подстрелили мальчишки. Мне очень жаль. Я хочу думать, что, если этот факт произошел, то только лишь по мальчишескому наивному недомыслию, безрассудному желанию выказать себя метким, храбрым, но при этом совершенно не заметить в себе страшную жестокость, за которую, рано или поздно, придется отвечать. Мне жаль.

 

Если я попрошу Вас сейчас сказать о себе что-то хорошее, что Вы скажете?

Мне люди говорят столько хорошего, за что я им безмерно благодарен, что сам о себе хорошее я говорю чрезвычайно редко. И в этом случае я стараюсь не давать характеристики «себе любимому», а рассказывать о каком-то конкретном факте, а как этот факт понимать, судить собеседнику…

Что ж хорошего о себе сказать?.. Хорошо было бы, если бы Бог дал здоровья! Вот это было бы хорошо! Может быть, тогда я бы успел осуществить многие свои, надеюсь, хорошие планы: это музей юмора, несколько задуманных книг и телепроектов. А еще, может быть, удалось бы увидеть наш народ счастливым и благополучным. Вот тогда бы, так и быть, я решился бы сказать и о себе что-то хорошее.

 

Понимаю, что задам сейчас очень серьёзный и глубокий для Вас вопрос, но всё же. В чём для Вас смысл жизни?

Дарить людям радость.

Мою первую книжку я закончил четверостишьем И. Губермана:

И спросит Бог: «Никем не ставший,

Зачем ты жил? Что смех твой значит?»

«Я утешал рабов уставших!» -

Отвечу я. И Бог заплачет.

 

Вы амбициозны?

Может быть. Но стараюсь давить в себе это качество. Хорошо, когда амбиции служат принципиальной постановке вопроса в профессии. Когда бескомпромиссность защищает законы искусства и интересы человека, которому служит искусство. Такие амбиции мне симпатичны.

Если это амбиции самоутверждения, то надо их в себе давить.

 

На данный момент Вы довольны собой?

Художник не должен быть доволен собой, для того, чтобы совершенствоваться дальше, для того, чтобы соответствовать понятию «полный профессионал». Это понятие придумал я сам себе. В него входят несколько десятков качеств и умений. Наверное, полных профессионалов, которых я себе представляю, на свете не бывает, но стремиться к этому надо.

 

Назовите самый ужасный поступок, который Вы когда-либо совершали?

Я понимаю, что мы сегодня взяли исповедальную тональность разговора. Но, смею заметить Вам, Вы не являетесь моим священником и берете сейчас на себя многое. Вопрос выглядит нескромно и неуважительно. Я привык беседовать в уважительной форме. Собственно, это даже не вопрос, а команда! Даже без слова «пожалуйста».

Тем не менее, хочу заметить, что страшных и ужасных поступков в своей жизни, к счастью, я не совершал. Бывало, что невольно кого-то обидел, за что просил прощения. В мальчишеском возрасте мог поступить по-дурацки. Но сейчас не считаю уместным Вам об этом рассказывать. Если когда-нибудь выйдет книга, которую я начал писать, «Альбом моей памяти», то, наверное, там я не пощажу ради истины ни себя, ни встретившихся на моем пути людей. Там все и прочитаете… Я за вас беспокоюсь… У Вас не все в порядке… Желаю Вам добра!

 

Когда в последний раз готовили сами? Стряпня не Ваш удел?

Удел – это опять громко сказано. Я готовлю редко. У меня есть свой рецепт баклажанной икры. Когда-то я ее приготовил на передаче у Макаревича.

 

Часто говорят, что мужчины, как дети, и у каждого есть свои игрушки. У Вас они есть?

Наверное, мою небольшую коллекцию клоунов можно назвать игрушками. Но клоунов я покупаю не всех подряд, только тогда, когда мне кажется, что клоун обаятелен, поэтому их у меня мало. Главного из них вы знаете – он стал символом «Смехопанорамы».

 

Светскими тусовками не увлекаетесь?

Какие-то очень значительные слова сегодня звучат! В данном случае, - «увлекаетесь». То есть, Вы спрашиваете: не пропадаю ли я в этих тусовках, не забросил ли я все на свете ради увлекательного этого места действия, и вообще мне, с Вашей точки зрения, нечего делать, вот только в тусовках и поговорить о смысле жизни. Смею Вас разочаровать: у меня полное недомыслие в этом вопросе. Видимо, я еще ни морально, ни духовно, ни материально не дорос до этого состояния высшего общества, где все так гламурно, глянцево-блестяще, рафинированно утонченно, где сокрыта Истина в последней инстанции, ибо только тусовка может знать, в чем эта Истина.

Простите, вот чего-чего, а этого в жизни мне не удалось. В мой адрес, наверное, надо было бы адресовать фразу Остапа Бендера: «Киса, вы не умеете вращаться».

Хотя, надо сказать, недавно было дело – вращался. Меня насильственным образом один приятель притащил на вручение премии «Обложка года», где мне вручили красивую статуэтку. Я поблагодарил, как это обычно делается на подобных торжествах, своих родителей за то, что они создали такую возможность получить премию. Поблагодарил свою домработницу за то, что она выгладила мне рубашку, чтобы я мог прийти на это торжество, шофера, который меня привез на этот праздник. Потом я быстренько уехал на монтаж новогоднего «Кривого зеркала», что наивно представлялось мне более важным делом.

 

Для Вас самое главное в жизни – семья?

Семья – это очень важно. Но в моей семье знают, что такое жертва во имя искусства. В платоновской «Федре» сказано: «Кто говорит творчество, тот говорит жертва». Мои домашние вынуждены с этим считаться. Поэтому важным становится и то и другое – и работа, и семья вне какой-либо очередности.

 

Евгений Ваганович, Ваша дочь - модный дизайнер ёлочных игрушек. Как относитесь к её работе? Одобряете или считаете, что дочь была бы успешнее на другом поприще? Вашу новогоднюю ёлку украшают её работы?

Мою новогоднюю елку в этом году украсила Наталья Могола – с моей точки зрения, на сегодняшний день выдающийся дизайнер-архитектор. Очень модный в профессиональных кругах. Некоторые игрушки моей дочери Вики мы используем, но немного. К этому увлечению дочери я отношусь с уважением, но всего лишь, как к увлечению. Это нельзя назвать делом ее жизни. У нее несколько бизнесов, а по образованию она искусствовед, и дай Бог ей удачи.

 

Евгений Ваганович, у Вас двое внуков. Мальчики растут и наверняка строят планы на будущее. А кем видите внуков Вы через 10-15 лет?

Я – не пророк и не телепат. Я бы хотел их видеть хорошими людьми, какой бы профессии они себя ни посвятили. Мой младший внук Марк снялся уже в голливудском фильме в главной роли, не знаю, как называется, но, говорят, очень хорошо. Мой старший Андрей уже закончил петь в Метрополитен–опера, голос мутируется. Существует несколько областей в науке и искусстве, в которых он мог бы преуспеть. Пока, благодаря многоступенчатым сложным экзаменам, он поступил в три средние школы для вундеркиндов разных направлений. Теперь будет выбирать, ему виднее.

 

Ваши внуки смотрят Ваши выступления? Критикуют или хвалят?

К сожалению, мои внуки живут в Америке. Но мне рассказывают, что они не пропускают ни одну мою телепередачу. Они неплохо воспитаны, поэтому критиковать меня не решаются.

А почему, собственно, они меня должны критиковать? Что, собственно, за постановка вопроса у Вас? Им может быть что-то понятно, что-то непонятно, что-то интересно, что-то неинтересно. Но для того, чтобы меня «критиковать» нужно быть, по меньшей мере, эстрадоведом.

Я понимаю природу Вашего вопроса, у нас ведь в юморе разбираются все, поэтому всем позволено критиковать. У нас в стране вообще всем все позволено - понятие свобода, к сожалению, трансформировалось в понятие «вседозволенность». Можно сказать любую гадость артисту и при этом еще спросить: «А как Вы к этому относитесь?» Можно безнаказанно напечатать любое вранье в газете или в Интернете и назвать все это критикой, и при этом позлорадствовать и посмотреть, потирая ручки, - как господин артист будет оправдываться в том, что он – не верблюд. Знаете такой анекдот: «Ложки нашлись, но осадок остался». По этому принципу все и делается, что не делает чести тем, кто этим занимается.

Я бы предпочел в данном разговоре заменить слово «критиковать» на слова «пожелать», «предложить», «попросить», «надоумить», «обратить внимание» и так далее, и так далее… И, может быть, тогда разговор получился бы конструктивным и результативным, деликатным и уважительным.

 

Евгений Ваганович, чего Вы себе в жизни ещё позволить пока не можете?

Я не совсем понял вопрос, что Вы имеете в виду - духовные или материальные ценности?

Я знаю одно: пока не могу себе позволить почивать на лаврах и бросить своего зрителя.

 

Евгений Ваганович, вот Вы всё в трудах, всё в заботах… А как же ныне модный принцип жизни: «здесь и сейчас»?

А я, собственно, никуда не делся – я – здесь и сейчас, причем, сию минуту. Я бы даже сказал мгновенно незамедлительно, сиюсекундно, мощно и бесповоротно. Причем, сразу, целиком и любвеобильно.

А если серьезно, то в нашем деле, как и в любом другом, без труда мало чего мгновенно, здесь и сейчас дается. А если случайно и дается, а артист не может с этим совладать, то он это в скорости уронит и не сможет пронести через долгую творческую жизнь. На моей памяти есть только один случай, когда здесь и сейчас все пришло сразу: артист получил большую популярность. Но я очень беспокоюсь, как бы недостаток опыта и трудолюбия не сказался на его дальнейшем пути.

 

Евгений Ваганович, сказать по правде, у Вас есть всё. А вот для мечты место остаётся?

После Вашего вопроса я почувствовал себя Абрамовичем. Большое Вам спасибо за этот вопрос. Я в первый раз встречаю такого человека, который знает, что у меня есть, чего у меня нет. Вы бы могли полезно мне подсказывать, что у меня где лежит.

То есть, по Вашему заключению, я – человек, живущий без мечты, без желаний, пресытившийся такой юморист-сатирик, который вообще, судя по всему, не знает, чего он хочет. И вот он наступил момент истины: Вы, наконец, призвали его совесть, и он исправился. Спасибо Вам. Я подумаю, о чем мне помечтать.

 

Ребята и девчата, что-то у вас какие-то тяжелые, надуманные вопросы. Такое впечатление, что вы живете вне творческих интересов. Вы не знаете, что спросить из области литературы и искусства. Вы слышали, наверное, о том, что существует поэзия, театр, великая музыка и прочее, прочее… Ведь я же – артист, а не банкир или владелец ресторана. О чем вы меня спрашиваете?

Впрочем, я понимаю, что понятие артист у нас в стране очень принижено. Мол, чего с ними говорить о серьезном? Надо сказать, что такое неуважение к артистам столь допустимо только у нас в стране, к сожалению. И появилось оно сравнительно недавно.

Впрочем, что я говорю! В стране, где власти убивали своих поэтов, не составляет труда оскорбить или поранить словом художника. Мы видим в этом лихость и находим в этом удовольствие. Говорят, от смеха никто не умирал, кроме тех, кто шутил... Во многом виновата в этом наша безграмотная пресса, которая тоже не знает, что спросить.

 

Евгений Ваганович, а Вы никогда не боялись, что проснётесь однажды утром, а ничего этого нет – ни славы, ни денег?..

Вопрос аналогичный предыдущему. Я даже не знаю, как ответить. Чего-то не туда мы завернули. Смею заметить, в этом вопросе сокрыта зависть, обычная человеческая зависть, неудовлетворенность жизнью. Я вынужден повториться, впрочем, так же, как и вы. Я желаю Вам справиться с этим чувством, немножко скромнее относиться к себе и, может быть, тогда удача повернется к Вам лицом. Желаю Вам того!

 

 О Театре «Кривое Зеркало» и Театре Эстрадных Миниатюр. О сцене и зрителях. О режиссёрской деятельности и творчестве. О критиках и лести.

 

Евгений Ваганович, где Вам комфортнее: перед камерой и зрителями или в режиссёрском кресле?

Это совершенно два разных качества, и мне интересно везде. Я не умею отдыхать и при этом не ощущаю потребности в отдыхе, думаю, по простой причине: моя деятельность разнообразна, и все мне доставляет радость, как бы я ни уставал. Я испытываю трепет перед выходом на сцену, с большим интересом занимаюсь режиссурой, пишу сценарии «Смехопанорамы», различные книги. Счастлив, когда еду на сложнейший монтаж или «озвучку» «Кривого зеркала». И так далее, так далее… Мне, как Вы выразились, комфортно заниматься всем этим, потому что цель у меня одна – добиться взаимопонимания со зрителем.

 

Евгений Ваганович, Вы привыкли к всенародной любви, обожанию и принимаете всё как должное?

Что такое популярность? Это доверие. Доверие зрителей, которое надо всякий раз оправдывать. Значит, популярность – это, прежде всего, ответственность перед зрителем. Если артист начинает принимать это как должное, не испытывая ответственности, он обязательно в скором времени «закончится», наделав огромное количество ошибок.

 

Лесть и похвалу в свой адрес Вы всегда принимаете за чистую монету?

Вот как-то опять вы за меня пытаетесь ответить. Вы говорите об этом, как об известном Вам факте. То есть это существует, Вам только надобно срочно узнать - всегда или не всегда.

Друзья мои, надо учиться  элементарной этике, я понимаю, что у многих из нас недостаток воспитания и образования, но надо хотя бы понимать, что есть такой недостаток, что нужно учиться деликатности и уважению друг к другу. Я бы мог сейчас отшутиться и не читать Вам этих нотаций, но мне хочется, чтобы вы стали лучше…

Когда-то я читал стихотворение Р. Киплинга «Завещание», там про лесть и похвалу все сказано. Я живу именно так.

 

Евгений Ваганович, Вы так выкладываетесь на сцене. У Вас эмоции-то на близких остаются?

Не всегда. Но мы уже говорили о жертвах в артистической семье.

 

Как Вы относитесь к критике?

В любом случае с благодарностью, даже если она несправедлива и не компетентна. Даже, если она оскорбительна, что бывает нередко, потому что это и есть ее конечная цель – оскорбить. Да, благодарен, потому что в любом случае это еще больше рождает во мне желание стать лучше и сильнее.

 

Никогда не слышала, чтобы говорили: «Петросяна – ненавижу!». Как Вы думаете, почему?

Тоже странный вопрос! То есть Вы имеете в виду, что его, Петросяна, надо ненавидеть, а Вы, как это не удивительно, не слышали!.. Поэтому Вы спрашиваете у меня: как я могу объяснить этот недочет? Как говорится, продуйте уши, может, и услышите. Желаю Вам здоровья!

 

В любом творческом коллективе всегда присутствуют интриги и конфликты. Вы, как мастер и старший товарищ, как поступаете в таких ситуациях в своём Театре?

В нашем театре, слава Богу, интриг не существует. Так случилось: тот, кто мог интриговать – ушел, им с нами не интересно, мы не падки на это дело. Потому что дело у нас другое. Нам некогда сторонними делами заниматься. Я горжусь тем, что артисты у нас не только не соперничают друг с другом, они искренне друг другу помогают и радуются успехам своих партнеров. Поэтому надобности интриговать у них изначально не существует. Именно такой атмосферы я добивался, что мы и пытаемся всеми силами сохранить.

 

Евгений Ваганович, расскажите, пожалуйста, чем Вы сейчас занимаетесь?

Сижу в смокинге, в бабочке, в элегантной белой рубашке с оборочками, в лаковых черных туфлях и читаю ваши вопросы.

 

Евгений Ваганович, Вы безостановочно работаете. Наверное, отдых для Вас - это отсутствие телефонных звонков?

По телефону говорю мало. Дорого стоит. Исключением являются авторы, с которыми нередко приходится работать и по телефону. В этом случае это уже становится не дорого, потому что время потрачено не зря.

 

Евгений Ваганович, Вы не просто артист, а уже попали в историю. Что чувствуете, осознавая это? 

Действительно, попал в историю, причем, не в одну. Что чувствую? Все думаю, как мне выпутаться…

 

Человек, который добивается успеха, не может только плыть по волне…

Если волна попутная, почему же не плыть? А вот если шторм, или тебя заставляют плыть в другую сторону, тут уж надо работать и ногами, и руками, а главное – головой.

 

Евгений Ваганович, в прессе как-то проскользнула информация, якобы во сне Вы увидели будущий Театр «Кривое Зеркало». Это действительно так?

Я видел его в своих мечтах, ибо именно эта форма театрального комедийного искусства существовала в России, но была утрачена. Именно она – эта форма – создает огромную палитру возможностей для самовыражения артиста нашего жанра. Ну, что толку было бы, если бы наши артисты выступали бы порознь с монологами и куплетами. Согласитесь, многих художественных форм на сегодняшний день мы бы не досчитались. 

Это была мечта начинающего артиста, который видел свет в конце тоннеля, даже скажем точнее: представил себе этот свет в конце тоннеля и всей душой к нему стремился.

В конце 90-х годов в конце моего сольного концерта в Центральном Доме Работников Искусств вышел поприветствовать выступающего профессор, доктор искусствоведения Юрий Арсентьевич Дмитриев (тот самый, который еще в 1962 году писал обо мне в газете «Правда») и сказал: «Дорогой Евгений Ваганович, еще двадцать лет назад Вы не мечтали о сольных концертах»… Я прервал мастера-эстрадоведа: «Юрий Арсентьевич, я действительно не мечтал об этом двадцать лет назад, потому что почти тридцать лет уже играю сольные концерты… А впрочем, - закричал я, - что значит «не мечтал»? В молодости я именно мечтал! Как же может начинающий артист не мечтать! Только мечта придает ему силы и смысл его деятельности!»

Как говорится, плох тот генерал, который не мечтает стать памятником…

 

Что Вы можете сказать о нынешнем составе Театра «Кривое Зеркало»? В коллективе прибавление, как новоиспечённые «кривозеркальцы» влились в единый и слаженный организм Театра?

Нынешний состав театра более компактный. В нем есть такое количество актеров, которое позволяет выстраивать абсолютно все жизненные коллизии нашего общества. Актеров может быть и больше, но будет неимоверно трудно за короткий промежуток подготовки спектакля охватить всех в полной мере, чтобы все эффектно выглядели. Это количество – та «золотая середина», которая позволяет нам это небезуспешно осуществлять.

Вхождение любого артиста в этот волшебный актерский состав «Кривого зеркала» очень не просто для любого артиста – и начинающего, и опытного. Нет, если у входящего есть свой какой-то хороший номер. Мы с удовольствием можем его показать в «Кривом зеркале». Но для того чтобы влиться в ансамбль, требуется время. Необходимо почувствовать изнутри стилистику «Кривого зеркала», расположиться внутри этой стилистики, то есть найти свой образ в многообразии других образов уже существующих. Как теперь говорят - придумать и занять свою нишу.

Входящего актера должны почувствовать и авторы, поэкспериментировать с ним. Актеры должны к нему привыкнуть, должно появиться партнерское чувство локтя. И еще, что очень важно: новый артист должен не только познакомиться с нашей, очень оригинальной подготовкой спектакля, но и овладеть ею. Для этого требуется время.

Почему я называю наших артистов волшебными? Потому что высшие силы управляют нашим процессом творчества. Бывает так, что дней десять не получается номер. Ломаем голову, мучаемся. Или видим – ну, не получается роль у этого артиста, или режиссер где-то ошибся. А потом, в одно прекрасное мгновение, находится ошибка, у артиста открываются какие-то дополнительные творческие клапаны, и произведение начинает расцветать пышным цветом. Поверьте мне, не каждый артист (пусть даже самый профессиональный) такое сможет. Артисты «Кривого зеркала» - это уникальные художники.

А как они поют и играют на музыкальных инструментах… Как двигаются… Какими актерским нюансами оценок владеют…

Но вот, что интересно: с моей точки зрения, вне «Кривого зеркала», в редких случаях, когда они выступают, все без исключения выглядят гораздо хуже. Это факт. Я буду очень рад, если Вы сможете наличием другого факта это опровергнуть.

Поэтому вход в «Кривое зеркало» и выход из него - очень не простые шаги. Надеюсь, несколько артистов, которые нас покинули, понимают это.

В новом трио «Абблом» наиболее близок к результату Алексей Буховцов. Это уже почти сложившийся персонаж. Остальные еще в пути. Желаю им удачи.

 

Вашему Театру «Кривое Зеркало» в январе 2008 года исполняется – 5 лет. Что за это время достигнуто? А к чему ещё стремитесь?

«Кривое зеркало» первую съемку проводило 15 ноября 2002 года. Я считаю, что это и есть день нашего рождения. А вот первый эфир был в январе, - в этом Вы правы, - 9 января 2003 года. Как Вы сказали? Что было достигнуто? Немножко опять режет слух формулировка. За пять лет было сделано 54 спектакля. Это совсем не мало, а очень и очень много. Но хотелось, чтобы Вы это заметили, а не я об этом говорил. Ведь в каждом спектакле мы пишем номер выпуска. И это не просто спектакли. Здесь охвачена вся палитра театрально-эстрадного юмора - от патетических, лирических, драматических нот до гомерически смешных. Здесь охвачены все подвиды жанра, все его формы, в которых он существовал когда-либо. А это десятки форм. Здесь при этом невероятное количество ноу-хау, то есть жанровых открытии, новшеств, которыми уже пользуются и многие другие артисты. И, самое главное, выполнена задача, стоявшая во главе угла: восстановить и дать жизнь утраченной форме театрального искусства – театру миниатюр.

К чему мы стремимся? Мы стремимся к вам, дорогие зрители!

 

Вас любят ученики, артисты Театра «Кривое Зеркало». А как Вы относитесь к ним? Ко всем ли питаете любовь и добрые чувства?

Отношусь по-отечески, я добр, но не добренький.

 

Сейчас, наконец-то Первый канал прекратил трансляцию нарезок из первых спектаклей Театра «Кривое Зеркало». Поклонники вздохнули с облегчением, а Вы?

Я не испытываю иллюзий в отношении Первого канала. Когда они перетасовывали номера из первых спектаклей, которые я им оставил, (на что не имеют юридического права) и показывают это во время наших премьер – это свидетельствовало об их слабости в области юмора. При этом хочу признать, что работает Первый канал хорошо в остальных жанрах, сделали массу новых развлекательных передач, поэтому могут позволить себе не повторять старые «Кривые зеркала». Как они поступят на этот Новый год, я пока не знаю. В прошлом году было что-то несусветное! За два дня – семнадцать часов эфира. Случай небывалый.

 

Вы совсем недавно выпустили коллекцию DVD дисков с концертами «Кривого Зеркала», что ещё хотите выпустить? Очень бы хотелось видеть Ваши старые («Доброе слово и кошке приятно», «Дураки мы все!», «Как поживаете?», «Инвентаризация-89», «Страна Лимония, деревня Петросяния» и т.д.) спектакли на сегодняшних прилавках.

Спасибо за пожелание. Я его адресую тем, кто выпускает такие вещи.

 

Евгений Ваганович, как-то Вы сказали, что хотите открыть Музей юмора. Такая задумка есть до сих пор?

Как я уже сказал в этом интервью, есть в планах такая задумка. Но для ее осуществления мне нужно больше помощников, немного свободного времени и меньше бюрократии.

 

Евгений Ваганович, у Вас репутация на редкость позитивного человека: Вы всегда добродушны, все хотят с Вами работать, твердят о Вашем трепетном подходе к искусству и юмору в частности…

Спасибо.

 

Евгений Ваганович, не думали ли выпустить диск со стихотворениями? Есть в Вашей манере исполнения, что-то такое, что завораживает и притягивает.

Еще раз спасибо. Я подумаю. Мне всегда боязно уходить в другой жанр, чтобы не разочаровать зрителя.

 

А что на счёт книг? В 2007 году вышел последний Ваш труд. На будущее пока ничего не запланировано?

Я уже успел ответить на Ваш вопрос (см. выше). Спасибо за него.

 

Евгений Ваганович, всегда говорят только об одном Вашем Театре, Театре «Кривое Зеркало», но ведь есть и ещё один, Театр Эстрадных Миниатюр. Расскажите, что-нибудь о нём. Кто его работники? Чем занимается коллектив? Когда сформировался сам Театр? И кто стоял у его истоков?

Театр существует, можно сказать, с середины 70-х годов, с моей первой сольной программы. А вот над первым спектаклем мы начали работать в 1979 году – это спектакль «Доброе слово и кошке приятно». Хотя еще в 1973 году выпустили эстрадный спектакль «Трое вышли на сцену» вместе со Львом Шимеловым и Альбертом Писаренковым. Поэтому, в отличие от «Кривого зеркала», здесь трудно определить день рождения. В Большой Российской энциклопедии названа дата 1989 год, что совсем уж не правильно. У нашего театра были всегда сотрудники, которые за кулисами делали свое дело: дирекция, бухгалтер, редактор, костюмеры, зав. постановочной частью (раньше мы возили с собой декорации), звукорежиссер и, наконец, авторы и артисты. О первых спектаклях подробно написано в книжке «Хочу в артисты», а также тексты спектаклей приведены полностью в книге «Над чем смеется Петросян?» Если Вас это интересует, Вы можете прочитать.

Своего помещения, где идут спектакли, у нас никогда не было. У нас есть конторка, как теперь называют – офис, 110 кв. метров, где размещаются все вышеперечисленные сотрудники, где собираются многочисленные авторы, обсуждая тот или иной будущий спектакль, откуда я многие годы вел телепередачи «Смехопанорама», где располагается еще Центр эстрадной юмористики, собравший многие эстрадные реликвии, которые и являются основой будущего музея.

Меня однажды в очередной раз потрясли СМИ: это было, приблизительно, год назад. С утра до ночи все телеканалы во всех выпусках своих теленовостей трубили о том, что горит Театр Петросяна. Я сам с утра испугался, услышав это сообщение. Потом выяснилось, что пожар случился в пятистах метрах от нашей конторки. Корреспонденты с места сообщали: «Амфитеатр уже сгорел! Партер залит водой! Мастеру смеха – не до смеха!»

Мне звонили ото всюду. Я объяснял всем и просил: «Друзья мои, у меня нет помещения театра! У меня есть маленький офис, который находится далеко от пожара. Прекратите, пожалуйста, дезинформировать народ!»

Приехали журналисты из «Новостей» НТВ. Я дал интервью. Мол, ничего подобного не случилось. Так, знаете, как они начали свой вечерний новостийный выпуск с моим участием? «Горит Театр Петросяна!» И эту лавину вранья невозможно было остановить!

Думаю, что во многом вот такая у нас журналистика.

 

Вам сложно слышать комплименты в адрес своих спектаклей и выступлений?

Что значит – сложно? Если это комплименты, метко подмечающие какие-то особенности произведения, или рассказывающие о том, какое благотворное воздействие произвело это на зрителя, почему же сложно? Это очень приятно. Это все равно, что спросить: «Вам сложно слышать о том, как Вас любят?» Нет, «сложно» - неуместное слово. Организуйтесь, пожалуйста, как-то расставьте слова и понятия  в своей жизни, чтобы Вам было жить удобно и понятно, а главное, чтобы людям было с Вами удобно.

 

Евгений Ваганович, Вы профи в области Эстрады, юмора. А есть люди, к советам которых Вы сами прислушиваетесь?

 То есть вы хотите сказать, что к остальным я не прислушиваюсь. Нет, я прислушиваюсь ко всем и вижу в этом глубокий смысл, потому что все, что я делаю – это для людей. Прислушиваться, если советы носят конструктивный характер – святое дело для творческого процесса. Другое дело, что, если ты – профессионал, нужно принять к действию те советы, которые уместны к данному вопросу.

 

Театр, книги, режиссура… Чем ещё Вам было бы интересно заняться?

Всем хорошим на свете, но некогда. Я с удовольствием стал бы космонавтом, врачом, водолазом. Но, увы и ах! Не стать мне никогда капитаном дальнего плавания. А может это и хорошо? Как Вы считаете?

А Вы чем занимаетесь, собственно? Гуляете по Интернету или еще что-то?

 

О прессе и Интернете.

 

Евгений Ваганович, как Вы относитесь к сети Интернет? Слышала что Вы – не частый пользователь сети, это действительно так? Почему? Если это не так, то какие сайты Вас интересуют?

Для меня – нетехнического человека – вхождение в такие компьютерные сети всегда - проблема. Я чего-то не так делаю, не туда попадаю. Может быть, я избалован своими сотрудниками, которые пользуются и компьютером, и Интернетом, помогая всему нашему творческому процессу. Я от всей души приветствую Интернет, как форму коммуникации. Но, как к источнику информации, я отношусь с большой опаской – очень много в этой сети неточностей, а также - дезинформации. Поэтому все это надо потом проверять.

Могут напутать автора, год, могут напутать собственно цитату – все могут напутать! Интернет дал свободу непроверенной информации. И бесчестные люди этим пользуются. К их радости, наконец-то появилась безнаказанная возможность проявиться всем отрицательным качествам: чего хочу – то и ворочу, как хочу - так и ругаюсь, ёрничаю и выплёскиваю на всех накопленный негатив – все свои комплексы! Я уже не говорю о том, что в таком пространстве можно запускать любые сплетни, любые пакости, всякое злодейство. Вам никто против слова не скажет, наоборот, даже многие поаплодируют.

Но только не я, меня увольте. Я с этим не только не хочу иметь дело, я всю жизнь сторонился этого, потому что такие вещи засоряют жизнь, делают тебя грязным, отвлекают от главного, путают жизненные ценности, и ты, сам того не замечая, можешь превратиться в духовного бомжа.

Кроме того, Интернет, увлекаясь юмором, цинично перепутал нам все авторские права: очень много шуток попадают туда из репертуара артистов и авторов эстрады, и уже другие артисты и авторы или просто шутники-затейники, пользуются этими шутками, а потом, через какое-то время, считают, что это их шутки, они уже забыли, что взяли их из Интернета.

Артист может пользоваться шутками из Интернета, но при этом он должен хорошо знать эстрадную драматургию, как вчерашнюю, так и сегодняшнюю, чтобы не повторяться после других артистов.

О безобразиях, казусах, противоречиях, абсолютно не компетентных и бездоказательных выводах, которые выдает Интернет в области юмора, можно говорить долго, ибо для того, чтобы разгрести эту кучу-малу противоречий, нужно тогда всем любителям объяснить правила игры, существовавшие у профессионалов, разложить все по полочкам, и тогда этика начнет править балом. Но где эта гармония жизни?

Я, в некотором смысле, являюсь специалистом по «крылатым словам», афоризмам и пословицам. Первый постсоветский сборник афоризмов, избавленный от коммунистической идеологии, собрал я («От смешного до великого», М., 1995 г. Издательство «Терра») И случайно забредая в Интернете в эту область, я вижу, с какой легкостью и бездумностью приписывают знаменитые афоризмы другим авторам. Мне это не доставляет удовольствия. Я понимаю, что рушится система ценностей. По-моему, мы уже до того дошли, что классику мы в Интернете читаем в коротком пересказе («Война и мир» на полстраницы). Это абсурд.

Я уже не говорю о том, какие оскорбительные вещи существуют непосредственно в мой адрес. Какой-то, видимо, больной человек, придумал игру «Убить Петросяна». По экрану медленно движется мое лицо, догнать его курсором ничего не стоит – нажал и убил, нажал и убил… И так до бесконечности. То есть, он, собственно, даже не придумал никакой игры – сиди и жми. Игра дебила-маньяка.

Есть сайт, в котором от моего имени говорят несусветные глупости, представив меня перед посетителями грубым, неграмотным, наглым, зазнавшимся артистом. Надеюсь, мои сторонники понимают, что я к этому не имею никакого отношения.

Я уже не говорю о самом возмутительном деле, которое сотворили люди в Интернете, а точнее – нелюди. «Церковь Евгения Петросяна», где, прости меня Господи, вместо ликов божественных вставлены лица юмористов. А главным там сделали меня. Это уже не просто сайт отдельного нездорового человека. Над этим грехопадением трудится целый коллектив. Там - огромные статьи, где юродствуют, святотатствуют и, тем самым, безмерно оскорбляют. С моей точки зрения, это самое большое кощунство, которое когда-либо мог себе позволить молодой человек. Какие-то газетенки к тому же меня упрекали за этот сайт. Им показалось, что все это сделал сам я. А впрочем, ничего им не показалось: и газеты, и сайт оплачены. Я даже знаю кем.

Но при всем при том, Интернет сегодня – хорошая, удобная  почта, и, наверное, возможность, все-таки, быть в курсе современной жизни. Одинокие люди получают шанс не чувствовать себя одинокими. Вот за это ему - спасибо.

 

Евгений Ваганович, Ваш сайт существует меньше полугода, однако, он пользуется большой популярностью у поклонников и посетителей. В этом, безусловно, Ваша заслуга. Как Вы считаете, для чего вообще нужен этот Интернет ресурс?

 Я не считаю, что это – моя заслуга. Виновницей торжества полностью является Татьяна Брухунова. За что ей огромное спасибо. Также мне хочется выразить большую благодарность сотруднице нашего театра Ирине Николаевне, которая осуществляет с Танечкой информационную связь. И, конечно же, хочется сказать большое спасибо всем посетителям за теплое отношение и внимание к моей скромной персоне. Есть послания, тронувшие меня до глубины души, еще раз, спасибо! Более того, на сайте обнаруживаются таланты. Вот, например, Злата Медведева пишет лирические стихи, на что обратили внимание. Мне хочется выразить ей не только глубокую благодарность, но и уверенность в том, что она может стать настоящей поэтессой.

Сайт еще дальше и глубже может развиваться, если обратить внимание на жанр вообще. Это, думаю, будет полезно с познавательной точки зрения для тех, кто хочет его познать. А, познав, уже стать профессиональным зрителем.

 

Вашу личную жизнь никогда не обсуждали в прессе. Нынче это смысл работы почти всех изданий. Почему так, как Вы думаете?

Да обсуждали! Лучше бы не обсуждали. Там столько вранья, и столько перевернуто с ног на голову, что я этого уже не читаю.

 

В последнее время, Вы всё реже даёте интервью печатным изданиям. А вот нам, своим поклонникам, на вопросы всё же решили ответить. Спасибо!

Пожалуйста. Спасибо и вам за добрые чувства (формулировка некоторых вопросов меня немного выбивала из атмосферы взаимопонимания, я сердился, вы уж простите меня великодушно), а, главное, что я хочу сказать в этом интервью, так это поздравить вас всех с Новым годом!

Даю установку на Добро!

Пусть сбудутся все ваши красивые мечты!

Пусть жизнь улыбнется вам, а вы – ей!

Пусть поселятся в вашем доме Радость и Взаимопонимание, Здоровье и Успех!

Я приготовил вам новогодний подарок - 31 декабря по РТР будет идти пятичасовое новогоднее шоу «Кривого зеркала». Наряду с лучшими номерами уходящего года, артисты будут веселиться, рядиться, петь, шутить, желая развеселить вас.

Мой совет: запишите это все на видеомагнитофон, у вас появится возможность компактно иметь лучшие номера, и возможность запомнить новогоднюю песенку. Идет она, кажется, после первого номера. Ее поют И. Христенко, бабушки и А. Морозов. Мне кажется, что она может стать очередной постоянной новогодней песней нашего народа. У нас ведь очень мало новогодних песен. Может быть, поэтому мы поем часто «Jingle Bells», «Happy New Year». А здесь ребята поют что-то вроде: «Пусть эта елочка, с зеленой иголочкой, РАДОВАЕТ нас, РАДОВАЕТ нас!»

Пусть все в новом году вас РАДОВАЕТ и РАДОВАЕТ!!!

 

И еще, что я хочу вспомнить из этого шоу - это обращение Деда Мороза к народу. Вот вы спросили, как я отношусь к сайту, для чего он нужен? А ведь именно сайт дал мне возможность прочитать это обращение. Дело было так: до съемок новогоднего «Кривого зеркала» оставалось два дня, а вот главного, трогательно, сердечного слова, обращенного к народу, у меня не было. И вдруг Наталья Васильевна Липатова под псевдонимом на сайте Ая, написала не просто стихи от имени Мышки, ей удалось, вольно или невольно, осознанно или случайно, нащупать художественный иронический эстрадный прием, где через гиперболу, то есть преувеличение, через фантазию, мы критикуем сегодняшнюю жизнь и показываем такой, какой хотим ее видеть. И Богу было так угодно, что в этот день Ирина Николаевна зашла на сайт и прочитала это стихотворение. И передала мне, чтобы я его посмотрел.

Спасибо Вам, Наталья Васильевна, за Ваш талант. Наш автор, Вячеслав Полейко, наполовину обработал Ваши стихи и получился полноценный, как мы на эстраде называем, эстрадный стихотворный фельетон, а на самом деле, - крик души нашего человека. Да сбудутся эти мечты!

Друзья! Почитайте, может быть, вы со мной согласитесь?

 

Наталья ЛИПАТОВА, Вячеслав ПОЛЕЙКО

 

ОБРАЩЕНИЕ ДЕДА МОРОЗА

 

Я – веселый Дед Мороз!

Но сейчас скажу всерьёз:

Попрошу сидеть потише!

К нам в страну идет Год Мыши.

И когда б он не пришел,

Будет очень хорошо!

 

Что такое Мышкин Год?

Будет все наоборот:

Елки в комнате растут,

В ГАИ денег не берут.

Скажем, «Мерседес» угнали,

Сразу же назад отдали.

 

Все чиновники теперь,

Хочешь – верь, иль не верь,

О народе так пекутся,

Что башкой об стенку бьются!

Полюбили свой народ,

Жалко всех им стало.

И решили всем платить

Много, а не мало.

 

И бензин почти что даром,

Нефти ведь у нас навалом.

Пенсионеры едут в Сочи,

Деньги некуда девать.

Надоело всем им очень

На Канарах отдыхать!

 

В ЖКХ теперь порядок.

Никаких нет неполадок!

Если где у вас сочится,

Мастер тут же к вам примчится.

Всё починит и уйдет.

Даже денег не возьмет!

 

И конечно очень нас

Всех порадовал Чубайс.

Рада каждая семейка:

Киловатт – одна копейка!

И на ваучер он дал

По машине, - не наврал.

 

И в больницах всё бесплатно.

Лечат очень аккуратно.

Лечат так, что к ним обратно

Не придется приходить!

Лечат так, что будешь жить!

 

МВД нас удивило:

Бандюков переловило,

Террористов всех собрало,

На Луну всех отослало.

Ведь в милиции зарплата

Стала – как у депутата!

Каждый милиционер

Стал у нас миллионер!

 

Тюрьмы в Мышкин Год пустуют.

Там коты теперь ночуют.

 

Чтобы в армию пойти,

Надо очередь пройти.

Отстоишь годочка два,

Попадешь еще едва!

Подключишь ты маму, папу,

Военкому дашь «на лапу»,

Лишь тогда, может, ребята,

Попадете вы в солдаты!

 

А в казармах – чистота.

А в казармах – красота!

Здесь не то, чтобы служить,

Здесь всю жизнь возможно жить!

 

Всё теперь у нас в порядке.

Можно жить и не тужить.

И Америка с Европой

Едут к нам учиться жить!

 

Только стало скучновато

Телевизор нам смотреть.

Больше нет телерекламы,

А для нас ведь это – смерть!

Ничего, потерпим это.

И не то пришлось терпеть.

 

Но зато, в обменных пунктах

Курс приятно посмотреть.

Ведь сегодня на дворе:

Один доллар – один «Рэ»!

 

О животных стали думать,

Нет забот ведь никаких,

Вот и думают о них.

Чтоб жилось им хорошо,

Кошкам выдать всем пальто.

Свиньи наши, не мохры,

Им пошили всем чехлы.

На пятак их надевают,

Чтобы сопли не текли.

Чехлы из кракодильей кожи –

Классно смотрятся на роже.

 

Слушать стали свой народ,

Ведь народ не подведет.

Сказка стала не Страна,

Все хотим теперь туда.

Хоть и новогодний сон,

Может в руку будет он?

 

Так давайте, господа,

Чтобы было так всегда!

Что вам трудно, в самом деле?

Чтобы все нормально ели.

Чтобы все вас понимали,

Не боясь, детей рожали.

Чтобы жизнь спокойной стала

От Чечни и до Ямала.

Чтобы не было бы зла

В Крысы Год, или Козла.

Чтобы в любой в России год

Было всё наоборот!

 

Вот и всё. Как тяжесть с плеч…

Дед Мороз закончил речь.

Всё, прощайте, ухожу…

Но одно еще скажу:

Твердо верю, он придет

Самый лучший Новый Год!
 

Я выражаю огромную благодарность всем, кто помог мне собрать вопросы для Евгения Вагановича Петросяна,

всем кто принял участие  в активном сборе.

Особую благодарность хочу выразить внимательному и отзывчивому коллективу Театра Эстрадных Миниатюр,

и лично Е.В.Петросяну.

Спасибо!

 

С уважением, администратор сайта, Татьяна Б.

 

Вернуть в раздел "Откровенный разговор"

Перейти на главную страницу