Официальный сайт

 

 

Ответы на вопросы посетителей сайта

(2015 г.)

 


   У Вас, в отличие от многих, вообще не было проблем с выбором профессии. Чем же Вас актёрство так привлекало ещё с детства?
- Я не раз рассказывал о том, что еще в детстве в моей душе поселилась мечта делать людей радостными. А поскольку мне было тогда всего лишь семь лет, у меня было очень много времени подготовиться к будущей профессии. Сейчас я смело могу сказать, что время я не терял.

   Евгений Ваганович! Вы крайне мало играли в спектаклях «Кривого зеркала», что мешало поставить себя в центр и работать «паровозом»?
- Во-первых, я не так уж мало сыграл в «Кривом зеркале». За одиннадцать лет, это были не только монологи и фельетоны (я не знаю артиста, не в настоящем, не прошлом, который мог бы представить зрителям такое большое количество номеров), но и многочисленные роли самого разнообразного характера от деревенского мужичка до королей. Я отдал театру «Кривое зеркало» всех своих авторов, которых к тому времени воспитал и профессионально сформировал, они тогда были в очень хорошей творческой форме. Во-вторых, к моменту появления телетеатра «Кривое зеркало» я был уже давно очень известным артистом, в отличие от всех кривозеркальцев. Поэтому я им давал дорогу. В третьих, почему Вы решили, что, если я не в каждом спектакле выходил на сцену, то не был «паровозом»? Без меня в «Кривом зеркале» не решалось ничего, вплоть до прически клоуна, вплоть до каждого кадра в монтаже, каждого звука на озвучке, каждого слова, которое произносили артисты. Мне это было интересно, и поэтому не трудно. Если говорить объективно, это очень кропотливая работа. Так что, я был не просто «паровозом», а еще и локомотивом, который подпирал и толкал этот состав. И являлся его понтонным мостом.

   Читая о начале Вашего творческого пути, удивляешься, насколько все удачно складывалось. Молодой юноша приехал в неизвестный город, сразу же поступил, и уже в следующем году выступал на сцене как профессиональный артист. В чем секрет такого успеха? Неистовое желание стать артистом? Удача? Вера в себя? Ведь некоторые, порою, очень долго пытаются поступить в театральные училища.
- Это Вам так кажется, что все было легко и просто. Самостоятельно приехать «без никого» из взрослых в столицу шестнадцатилетним мальчиком, и через несколько месяцев вести концерты в Московском театре Эстрады, а потом на всех самых центральных площадках Москвы и других городов, разве это просто? Я всегда говорил, что к удаче человек должен быть готов, чтобы она не застала тебя врасплох. Вот она пришла, а ты ничего не можешь, она и ушла… Моя целеустремленность и неистовая любовь к профессии подготовили меня к работе. Главное было для меня на тот период – учиться, уже по ходу дела, у Мастеров, которые оказывали мне участливое внимание, и не совершать глупых ошибок.

   Евгений Ваганович, Вы были вундеркиндом?
- А кто это? И вун, и дер, и кинд?

   Евгений Ваганович, Вас часто называют великим артистом. Каков эпитет? Может, вы из «великого» превратитесь в «гениального»…
- Во-первых, я не слышал, чтобы меня так называли. Во-вторых, я договорился с врачами, они обещали меня прооперировать и вживить мне соответствующие гены гениальности, величия, лучезарности, неотразимости, как Вы распорядились.

   Евгений Ваганович, Вы – признанный артист юмористического жанра. Никогда не хотелось выйти за привычные рамки, стать эдаким неформалом?
- Пацаны, скажу чисто конкретно: образование не позволяет…

   Кажется, в конце 70-х годов вы попали в опалу. Вас невозможно было увидеть по телевидению. Чем вы проштрафились и перед кем? Вы могли бы коротко определить Ваши отношения с теми властями? А каковы Ваши взаимоотношения с нынешними властями?
- Я никогда не искал дружбы с властями, так как считал, что сатирик должен быть морально свободен от этой дружбы. Это профессиональная постановка вопроса. В 70-х годах я участвовал во многих телепередачах (например, «Артлото», «Утренняя почта», «Голубой Огонек», телетеатр «Наполовину всерьез»), в многочисленных трансляционных концертах, в том числе, и в правительственных. Не знаю, что Вы подразумеваете под словом «опала», но с телевидением всегда было непросто, и случалось даже, когда, не удовлетворившись съемкой или редакторскими правками, я писал докладную, чтобы меня «вырезали» из эфира.

   Здравствуйте уважаемый Евгений Ваганович! К своему юбилею Вы подготовили Юбилейный концерт, 5 фильмов «Улыбка длиною в жизнь», 5 и 6 выпуск передачи «Петросян ШОУ» и продолжаете гастролировать по разным городам, скажите, пожалуйста, Евгений Ваганович, как Вам удается оставаться энергичным, быстрым и жизнерадостным человеком?
- Сцена – моя жизнь. А физически я себя чувствую моложе своего возраста. Хожу в тренажерный зал и там не даю себе поблажек.

   Евгений Ваганович, как вы себя ощущаете в свой юбилейный год? Ведь, как ни крути, 70 лет – солидная дата…
- Спасибо, хорошо! И вам того же желаю!

   В уходящем году произошло пополнение в труппе «Петросян-шоу». Расскажите, пожалуйста, как артисты попали в проект? Трудно ли «новичкам» влиться в коллектив?
- Вот тут товарищ сказал, что я подготовил 5-й и 6-ой выпуски «Петросян-шоу». Это не совсем полный перечень. У меня лежат в боевой готовности к эфиру 7-й, 8-й и 9-й выпуски, где многие неизвестные артисты должны блеснуть и удивить зрителей. В 7-ом выпуске, в первой его части (не известно пока, когда он выйдет в эфир), будет показано пародийное обозрение «Невровидение». Очень оно мне нравится. Там выступят и молодые. В этом выпуске также состоится открытие веселых бабушек, которых я нашел в провинции. Это не переодетые мужики, а настоящие смешные бабульки, лихо и иронично (не хуже профессионалов) исполняющие частушки собственного сочинения. И прочее, прочее… Премьера должна таить в себе сюрпризы, не будем их предвосхищать.

   Артистов можно назвать счастливыми людьми в том смысле, что они имеют возможность уйти от реальности, от ее проблем в выдуманный мир искусства. Иногда в нем задерживаются надолго – так легче выживать. У рядового обывателя такой возможности нет. Он приходит в театр, чтобы найти здесь гармонию, получить рецепт спокойной счастливой жизни. Как Вы считаете, Вашему телетеатру это удается?
- Удается ли нам или не удается, решать не нам, а вам. Но Вы кое в чём заблуждаетесь. Приход зрителя в театр – это, действительно, приход в мир Искусства, где царят радость, сострадание, драматизм жизни и прочее, прочее… Театр – это игра, иллюзия, мечта, мир образов и метафор, сказка. А для тех, кто служит в театре, это очень непростая работа, можно сказать, на износ. Причем, наряду с творческой работой, со всеми теми же проблемами – социальными и бытовыми – которые испытывают все люди. Я никогда не любил рассказывать зрителям о наших трудностях, которым нет числа. А знаете, почему? Да, чтобы не сбивать вам эту иллюзию сказки, радости и легкости, с которой действуют артисты, чтобы поразить ваше воображение. Наш жанр называется лёгким не потому, что он лёгкий, а потому, что должен приносить зрителю радостное настроение, я бы сказал, облегчение… Чтобы на душе становилось легко!

   В своем шоу Вы открыли рубрику «Читаем Петросяна». А не было ли у Вас желания самому начать читать что-нибудь из классики жанра? К примеру, произведения, которые в свое время читал Райкин. Ведь современные зрители вряд ли засиживаются за просмотром его миниатюр. А с Вашей помощью можно познакомить публику с тем, над чем смеялись несколько десятков лет назад.. Наверняка, там есть и актуальные для сегодня вещи.
- Ошибаетесь! Ни одной актуальной вещи Вы там не найдёте. Ну, может быть за исключением самой малости. Изменилось всё: наше бытие, алгоритмы юмористического мышления, эстетика, темы, проблемы, всё-всё изменилось. Не изменился только смех в зале и радость зрителей в случае успешного концерта юмориста. То, что было смешно и интересно тогда, я с большой уверенностью могу сказать, сегодня не будет иметь адекватного успеха. Как бы гениально артист это не исполнил.
Когда мы приходим на литературный концерт, слушаем рассказы Чехова или Зощенко, то мы невольно понимаем, что это о другом времени, что это классика и наше восприятие мгновенно переключается на желание узнать историческую ценность этих произведений. Это совсем другое чувство.
Для того, чтобы проверить прав я или нет, предлагаю посмотреть мой фильм «Наш любимый Райкин». Там собраны многочисленные номера разных лет великого артиста. Когда Вы их будете слушать, представьте себе, что их играет современный артист и, думаю, что Вы найдёте подтверждение моим словам. В чём ценность этого фильма? Мы встречаемся с самим Артистом. Кто-то из старших вспомнит о его концертах, а молодёжь знакомиться с ним, опять же, как с исторической культурной ценностью.
Что касается меня, то я старался, чтобы большинство моих номеров меньше зависели от времени, то есть, имели бы бОльший срок годности. Удалось мне это или нет, покажет время. Думаю, что «Кривое зеркало» имеет большую перспективу в этом смысле.

Евгений Ваганович, скажите, пожалуйста, в 2016 году Вы планируете подготовить и продолжить выпуски программы «Петросян ШОУ»?
- Работа сейчас ведётся.

   В уходящем году у Вас появилась страничка в Facebook. Нет ли желания зарегистрироваться где-нибудь еще? Например, среди артистов в последнее время стал популярен Instagram, где они делятся своими снимками с поклонниками.
- Жизнь facebook осуществляют мои помощники. Сам же я могу только им помогать. Они уже взялись и за instagram. В Интернете было очень много фальшивых аккаунтов и ЖЖ от моего имени, что вызывало у меня сожаление. А здесь – настоящее.

   Ваши молодые, взращенные авторы разбежались кто куда. Невыносимо больно видеть их не на своих местах (на телевидение в роли актёров или на драматической сцене). Кто Ваши постоянные авторы сейчас? Текстов хватает?
- Я не могу сказать, что все авторы разбежались. В основном, это авторы помоложе, они ищут себя в Искусстве и совершают одну и ту же ошибку – рвутся на сцену сами, но при этом выступают из ряда вон плохо. Во всяком случае, неубедительно. Для рядового выступления, это, может быть, ещё и ничего, но я привык человеку, который выходит на сцену, выставлять серьёзные требования.
И ещё вот такая самая важная деталь: умение писать смешно и злободневно требует не только огромного таланта, особой подготовки, учёбы, но и поддержания формы, если ты достиг в этом деле успеха. Это, как спортивная форма: если ты ставишь рекорды, то это вовсе не означает, что всё будет само собой и дальше только так. Нужно поддерживать эту форму ежедневными тренировками. А вот, как проводить эти тренировки, знаю я, но, к сожалению, не они. Хочется пожелать им найти эти способы и не терять формы.
Что касается меня, авторы у меня есть со всей матушки России. Нужно только иметь им и мне терпение при формировании материала. Огромное количество переделок-доделок и усовершенствований достигается ежедневным трудом.
Хочу заметить, что у авторов старшего поколения основа была и есть более крепкая. И многие из них ещё сохранили форму. Вот, например, Георгий Териков, ему 85 лет, а соображает ещё, дай Боже. Написал сейчас нам с Еленой Степаненко куплетный номер для «Голубого огонька», написал несколько довольно забавных этюдов-сценок для будущего «Петросян ШОУ»… Обо всех авторах я сейчас рассказывать не буду, это теперь, судя по тому, как складывается жизнь, профессиональная тайна.
Но скажем ещё очень важное. По моему ощущению, общий уровень авторского мышления очень понизился. Интернет их развратил и перемешал шутки, которые они сами выдумали и, которые они не выдумали, а черпают их из общего котла. Это расслабляет авторскую сосредоточенность и разрушает творческую форму. И что будет дальше с этим общим уровнем? Судя по тому, что читают многие артисты, будущее не внушает оптимизма.

   В связи с дефицитом эстрадных авторов получается, что Вы идете не от текста, а к тексту, то, как выглядит Ваш первый репетиционный день?
- У меня нет такого дефицита! Дело в том, что «первый день» начинается с момента замысла номера, который чаще всего задумывается вместе с автором, а потом проходят многочисленные месяцы создания этого номера. И чаще всего в этом процессе я непосредственно участвую. Поэтому, когда номер достигает того художественного состояния, которое для меня приемлемо, я уже всё про него знаю: и как его надо исполнять, и как он воздействует на зал, и какое место он займёт в программе. Что касается Вашего вопроса, иду ли я «к тексту или от текста», я даже и не знаю, что сказать. Думаю, что направления движений самые разные.

   Из авторов, с которыми Вы работали сегодня можно составить печальный мартиролог: С.Кондратьев, А.Хайт, Г.Минников... Какую роль, если можно так выразиться, ушедшие играли и продолжают играть в Вашей жизни?
- Их гораздо больше! Это и И. Виноградский, и А. Дудаладов, и еще многие. А сколько их ушло из жанра, сколько уехало! Я помню их, и молюсь за них, храня в душе благодарность. А примеры их лучших работ (которых было много), не редко используются, как маяки, к которым надо стремиться.

   Многие считают, что художник (режиссёр, актёр) должен страдать. Вы согласны?
- Я бы уточнил эту формулировку. Очевидно, эту мысль Вы встречали в рассуждениях о драматическом искусстве. В нашем же деле, я бы сказал, нужно не страдать, а сострадать. Что это значит? Это значит: знать проблемы большинства людей, знать их чувства, чаяния и становиться их заступником. Тогда твой юмор психологически будет совпадать с большинством, и люди тебя поймут, и, может быть, полюбят.

   Как бы Вы строили свою работу, если бы только что выпустились с режиссерского факультета, а в мире уже существовал такой режиссер, как Евгений Петросян?
- Смешной вопрос. То есть, если бы я был не я, и хата моя была бы не моя. Наверное, я бы постарался найти свой творческий путь, свои решения в этом жанре, но при всём притом, я бы старался познать каноны жанра, которые пригодились бы мне в любых моих решениях. Без знания истории искусства, без осведомленности, что делали до тебя твои коллеги, тебе легко будет заблудиться и совершать ошибки. Это главная беда многих способных людей, которые начинают хорошо, но, не имея основу, вскорости совершают серьёзные ошибки.

   Существует условное понятие «режиссерский почерк». Какой он у Вас?
- Каждый режиссёр имеет свои подходы, методы, своё понимание искусства вообще и в частности своего жанра. У кого-то они оригинальные, самобытные, у кого-то усредненно-трафаретные, но всё равно свои, потому что даже если он делает ошибки, они всё равно остаются его ошибками. Счастливы те в своей работе, которые находят не только свои подходы, но и осмысленно ищут собственные оригинальные решения, но не ради самой оригинальности, а ради художественного усовершенствования, достигающего понимания зрителя. Понимания и, желательно, ещё восторга. Тогда художнику удается сформировать свой неповторимый стиль, о котором со стороны можно сказать: «Как это просто и понятно».
Какой у меня почерк? Могу сказать одно: он мой. А многие закорючки в моём почерке переняли практически все современные артисты нашего жанра.
 

   Что определяет пространство ваших спектаклей?
- Очень мудрёный вопрос. Ответ простой – всё определяет. Все сотрудники авторского, актёрского, режиссёрско-постановочного и технического составов. Представление спектакля осуществляет коллектив, организованный режиссёром.

   В чем Вы видите задачу современного эстрадного театра?
- Задачи всё те же: весело удивлять и доставлять людям радость. Очень торжественные у Вас вопросы, такие и ответы.

   Если представить, что у Вас есть возможность поговорить со Станиславским или Немировичем, что бы вы у них спросили?
- «Как дела?»

   Есть какое-то воспоминание, которое Вы пронесли через всю жизнь?
- Их у меня много. Здесь не поместится.

   Учитывая, скольких «звёзд» Вы воспитали, можно сказать, что Вы никогда не ошибаетесь с оценкой способностей своего подопечного?
- В этом случае легко не ошибаться, потому что настоящий талант виден издалека, а вот как обрамить этот талант, как его правильно организовать и подать, а потом направить по верному пути, это, конечно, надо чувствовать и знать.

   У Вас не возникает желания вновь заняться преподавательской деятельностью?
- Не возникает. Артист юмористической эстрады – это редкий, штучный товар. Набирать курс случайных людей, которые потом не станут настоящими артистами, это потеря времени.

   Какие проявления актерского характера Вам неприятны и Вы их не приемлете?
- Тут ничего нового: зазнайство артиста – это глупость, лень артиста, не желание ежедневно работать над собой – это самообман, неуважение к коллегам, особенно, к старшим коллегам – это безграмотность, потому что означает, что он не в курсе того, что не он был первым в жанре, не он его изобрёл, не он его сформировал. Всё это и многое другое входит в такое ёмкое определение, как не профессионализм, вот его я больше всего не люблю и совершенно не уважаю.

   Что Вы подумали в первый раз, увидев самого Райкина — не на экране, а живьем?
- Хороший вопрос. В моей книге «Хочу в артисты» этот эпизод подробно описан. В 1962-м году мы месяц выступали в Московском театре эстрады с программой «В жизни раз бывает 18 лет», а следом за нами приехал театр Райкина с новым спектаклем «Время смеется». Днём Райкин проводил установочную репетицию. Я проник за кулисы и увидел Райкина в маске, а сзади маски виднелись чёрные волосы артиста. Я ощутил трепет, увидев перед собой этого волшебника. Потом я пошёл в пустой зал и весь день учился тому, что он делает и как он взаимодействует со всеми службами на репетиции. Тогда в Театре эстрады существовала оркестровая яма, где располагался, что называется, «живой оркестр» во главе с дирижёром. Я даже помню фамилию этого дирижёра. Шимановский. Райкин все песни репетировал с оркестром и пел живьём. Впрочем, и я многие годы в своих спектаклях тоже пел живьём. Это только на телевидении требуется фонограмма, потому что запись должна быть более качественная.
А потом уже в 1963-м году Райкин пришёл ко мне на концерт, а после концерта мы проговорили часа два о нашей профессии. Вот это я сохранил в своей памяти на всю жизнь.

   Не кажется ли Вам, что юмор возвели в некий абсолют, чуть ли не в синоним порядочности. А вот, к примеру, у Льва Николаевича Толстого, по воспоминаниям современников, чувство юмора отсутствовало. Итак, вопрос: чувство юмора - желательно или обязательно для человека?
- Всё, что Вы пишите в своём вопросе, мне совсем непонятно, что значит «в абсолют»? Что значит «синоним порядочности»? Юмор – это метод мышления. Можно сказать, инструмент. Весь вопрос, в чьих руках этот инструмент. Что хочет человек этим инструментом сотворить? Владеет ли он этим инструментом? Ради чего он взял в руки этот инструмент? И кто, собственно, возвёл юмор в абсолют? Что это за единица измерения? Что значит «чувство юмора обязательно для человека»? Действительно, есть люди, которые лишены чувства юмора. Откуда же они его Вам возьмут? Но при этом они могут оказаться и порядочными людьми. Хотя по моим наблюдениям отсутствие этого чувства нередко рождает агрессию. Чувство юмора, если оно дано человеку, можно совершенствовать, так сказать, воспитывать, развивать. Но было бы что развивать. Это Божий дар человеку, который явился украшением его души, его жизни. А ещё юмор называют спасательным кругом на волнах жизни. Ну, а если вспомнить в этом контексте о, так называемом, современном юморе, типа Comedy Club, то зачастую получается, что это – не спасательный круг, а гири, которые тянут ко дну.

   Кто из нынешних юмористов нравится Вам, как зрителю?
- Безоговорочно, никто, но… У многих из них я встречал удачные работы, и вот они, эти работы, мне нравятся. Сейчас я сделал телепередачу «Пародия! Пародия! Пародия!!!», где задействовано много пародистов. И в этом множестве, в этой мозаике мне надо было выделить наиболее удачные номера и фрагменты, чтобы «лего» получилось ярким и интересным для зрителя. Вот и пришлось определять то удачное, о котором мы ведем речь. Посмотрите в Интернете, на нашем сайте, эти два выпуска, и тогда, может быть, найдёте ответ на свой вопрос, что я считаю удачным в данном случае в этом ярком поджанре - «пародия», который сейчас чрезмерно активно эксплуатируется на телевидении. В этом калейдоскопе разных номеров заметное место занял Максим Галкин.

   Возможно, ли сейчас организовать конкурс артистов эстрады, наподобие «Кубка юмора» в 1999-ом? Или таких плодов это уже не принесет?
- К великому сожалению, сейчас нет такого притока юмористической молодежи, какой был раньше. Артисты театральных институтов не увлекаются эстрадным направлением. Многие выходцы из КВН уже не идут к нам доучиваться и познавать профессию. Они считают, что то, что они знают, это и есть образец профессии, который нужен сегодня зрителю, а ТВ это поощряет. Вот они остаются, как бы, веселыми и находчивыми на всю оставшуюся жизнь, абсолютно не «заморачиваясь» какими-то премудростями старших артистов. Поэтому конкурс сейчас ничего дать не может. Я и без конкурса замечу даровитого начинающего, если такой появится, и помогу ему стать на ноги.

   Евгений Ваганович! Именно глядя на Вас, у меня в свое время тоже появилось огромное желание стать артистом эстрады. Как человек, прошедший этот путь – посоветуйте, пожалуйста: что нужно, чтобы достичь своей цели? Как в наше непростое время прийти к своей мечте?
- Нужно иметь, конечно, актерские способности, гипертрофированное чувство юмора, обаяние, определенную ни на кого не похожую индивидуальность и фанатичную увлеченность этой профессией, благодаря которой артист не боится никаких трудностей на пути, и способен быстро, желательно заранее, увидеть и устранять ошибки в творческом процессе. Этот фанатизм и поможет привести в нужное движение способности, если таковые присутствуют. Но при этом все-таки лучше иметь театральное образование.

   С невероятной скоростью на телевидении стали популярны шоу перевоплощений, такие как «Один в один» и «Точь-в-точь», где соревнуются совсем не пародисты. Как Вы к ним относитесь? Может ли такой жанр придти на смену обычной пародии?
- Я не рассматриваю эти шоу, как эстрадную пародию. Это нечто другое. Это, как телевизионная развлекательная игра, в которой соревнуются не только артисты, но и режиссеры, и гримеры, и художники по костюмам, и прочие службы. В игре могут участвовать не только профессионалы жанра. К эстрадным пародиям это имеет косвенное, весьма отдаленное отношение. Бывают там удачные вещи. Случаются провальные и беспомощные. Игра!

   Недавно Максим Галкин вернулся на «Первый канал», где он и начинал свою телевизионную карьеру. Не было ли у Вас таких мыслей? На мой взгляд, команда «Первого» над своими проектами работает более креативно и профессионально.
- В течение первых десяти лет существования Первого канала я там работал. К.Эрнст, шутя, называл меня «министром юмора Первого канала». А Максим Галкин начинал на Первом канале именно в моих передачах со своими первыми яркими номерами в 1997 году. А вот, как ведущий, он впервые «засветился» в программе «Кто же этот Петросян?», которую показали на РТР в 2000 году.
В январе 2004 года я перешел вместе со своей многочисленной командой на канал «Россия 1» по целому ряду соображений и обстоятельств.
На Первом сейчас работают многие талантливые люди, да и денег на различные постановки они сейчас не жалеют, что и видно на экране. Я им уже совершенно не нужен. Хотя различные предложения участвовать крупным планом в нескольких передачах канала мне поступали. Здесь нет проблем ни у них, ни у меня. Мне и на моем канале нормально.

   Как Вы относитесь к современному прочтению классики на театральных сценах Москвы и СПб? Что-то такое авангардное новое смотрели сами?
- Недавно в Петербурге я побывал на Малой сцене БДТ на спектакле «Алиса». В постановке очень модного в Питере режиссёра Андрея Могучева - нынешнего художественного руководителя БДТ имени Товстоногова. В главной роли - Алиса Фрейндлих. Фрейндлих, безусловно, выдающаяся русская актриса, но в условиях этого спектакля она поставлена, с моей точки зрения, в весьма странное положение…
Я не знаю в праве ли я разбирать спектакль так громогласно, чтобы каждый мог это прочитать. Но раз уж Вы спросили (а сегодня я отвечаю на все вопросы, ни один не сокращаю), я попробую. Тем более что в частных беседах такое случалось. Лет десять-пятнадцать назад я разбирал подробно спектакль «Чайка», который великий режиссёр Лев Додин привёз в Москву. Это было сразу после спектакля, мы сидели за кулисами, и я минут двадцать рассказывал о моём впечатлении, о специфике постановки Льва Абрамовича, а он всё восклицал и повторял: «Почему Вы не пишите статьи?» Я попытался объяснить это тем, что я - не театровед и это не моя профессия. Я - просто театральный зритель и какой-никакой режиссёр. А Додин продолжал сожалеть, что я не занимаюсь театроведением.
Вы спросили про «что-то авангардное новое». Для меня важно, что именно мне хочет сказать режиссёр и складываются ли все, пусть даже абстрактные компоненты спектакля, в художественное целое? Если это происходит (любыми средствами, даже самыми сюрреалистическими, как например, в спектаклях Филиппа Жанти), я прихожу в восторг! И готов снять шляпу перед создателями. После спектакля «Алиса» я был готов снять шляпу перед Фрейндлих, которая пошла в это предприятие и не сдалась, несмотря на то (я это почувствовал), что её что-то жутко тяготит. Все компоненты спектакля не сложились у режиссёра. Они существовали сами по себе, не дополняя друг друга, а противореча. Попытаюсь объяснить, чтобы это не казалось голословным.
В одной из аннотаций сказано, что спектакль создан по мотивам произведений английского писателя Льюиса Кэрролла. Наша Алиса застряла в лифте и у неё начались галлюцинации. Ситуация взята по аналогии с той Алисой, которая упала в кроличью нору. Далее взяты из романа на вооружение непосредственно имена персонажей. И более ничего. То есть, отправная точка – падение и имена персонажей.
В первом действии зрителя усаживают на сцене амфитеатром, а актёры действуют в опустошенном от стульев партере и многочисленных ложах, которые очень хорошо видны зрителю. Вся мебель и прочие крупные предметы, вплоть до люстр, обтянуты белой тканью. Персонаж, обликом похожим на Коровьева (потом выясняется, что это Кролик) заявляет: «Всё проср…ли!» (мне неудобно писать это слово, но он его повторяет несколько десятков раз). «Мы думали, что мы, не прос…ли, а оказалось, что мы прос…ли». Монолог кажется бесконечным. Видимо, таким нестандартным заявлением, как и не стандартной посадкой зрителя и действием в партере, режиссёр стремится привлечь наше внимание неординарностью происходящего.
Маленькая девочка (Алиса в детстве) многозначительно ходит по сцене… извините, по партеру и под щемящие музыкальные звуки изображает какую-то тревогу. Потом выходит Алиса (Фрейндлих) и начинает со всеми ругаться, спорить. Персонажей всё больше и больше появляется, а она больше и больше с ними спорит. Такое взаимодействие с различными субъектами совершенно не объясняет зрителю, что хочет Алиса, чего добивается, почему спорит? В конце этой, я бы сказал, суеты, почти до пола падает люстра и повисает. Этот момент мне напомнил финал спектакля «Игра в джин» (театр «Современник»), где так же потолок рушится и повисает, но там ещё с него льется на пол вода. Словом, в «Алисе» очень пугающий, эффектный финал первого акта, как и само положение зрителей, находящихся на сцене.
Во втором акте зрителю предлагают вместе с актёрами переместиться в партер, а стулья в партере расставлены хаотично в разных направлениях. Зритель заходит после второго звонка, артисты с ними здороваются и шутят. Я зашёл в последнюю минуту, сразу уловил эту ситуацию и поздоровался со всеми первый. Меня усадили на очень обозреваемое место, неподалеку от меня стоял унитаз. Я предложил: «Вот ещё одно место. Посадите кого-нибудь и сюда!» Люди засмеялись. И как-то плавно, без торжественного объявления о начале этого действия, артисты (оставаясь в своих образах, а моментами, выходя из них) начали по очереди нам рассказывать, в основном, каждый о себе и о своих отношениях с Алисой. Периодически их рассказы касались событий военного времени, как мне потом объяснили, из книги воспоминаний Фрейндлих о блокаде. Какой-то «логик» подошёл ко мне и начал задавать, так называемые, загадки-ловушки. Этот прием из вахтанговской «Принцессы Турандот» здесь выглядел весьма инородным. Я ему подыграл, доставив удовольствие зрителям. Потом вновь пошли чередой монологи артистов. Это были и не эстрадные монологи (не смотря на желание пошутить тоже), и не драматические, а какие-то непонятные фрагменты из их жизни (по форме, это прием из мюзикла «Коруслайн»).
Потом ворвалась Алиса, истошно крича, и начала всех выгонять. Долго шли споры, она устала, расчувствовалась и вспомнила маму. Мама пришла ей на помощь, начала её успокаивать, они поплакали. Лифт, в котором в начале спектакля застряла Алиса, заработал, и все наваждения растаяли в воздухе. На этом спектакль закончился.
Мне очень жаль, но у меня в голове ничего не сложилось, кроме того, что я понял, что режиссёр хотел сделать что-то эффектное к юбилею актрисы и вот такое вот натворил.

Буквально на днях я побывал в Театре Наций на спектакле «Сказки Пушкина». Как мне сказали друзья, очень стильное, своеобразное, но спорное зрелище. И действительно, классные, стильные костюмы, великолепный грим, очень выразительный Евгений Миронов… Но все это не имеет отношения к Пушкину.
Местами это такой весьма посредственный американский мюзикл с очень серенькой музыкой в исполнении хорошего оркестра. Местами выручает авторитет Миронова, его обаяние, современная театральная машинерия.
Построено всё на откровенном, неоправданном кривлянии актеров. Не покривив душой, скажу больше: они бесятся и даже, неоправданно беснуются! В театре Дель Арте артисты использовали когда-то такие жирные краски, но делали они это с большим юмором, что можно было бы назвать гротеском, а здесь - без юмора, значит, кривляние со странным желанием изобразить человеческое уродство. Возьмем старика с его неводом. Он первый раз отпускает золотую рыбку, ничего у нее не попросив, не потому что он простой, наивный, бескорыстный человек, как это у Пушкина («Бог с тобою, золотая рыбка! Твоего откупа мне не надо…»), а потому что он – идиот и урод. Так его играет артист, все время, показывая зрителям загримированный черный язык, с ужимками больного человека.
У меня сложилось впечатление, что в спектакле во главу угла поставлена человеческая злость и корыстная глупость, потому как все герои нарочито жирно демонстрируют именно это. Режиссеру это хочется подчеркнуть. Даже костюмы у большинства черные и лишь немного белых. Вроде, как стильно! В «Сказке о царе Салтане» в конце должна торжествовать справедливость, но в спектакле не делается на этом акцент. Симпатичными в представлении оказались черти из «Балды». И, может быть, не случайно?
Очень ощущается, что создатель спектакля понятия не имеет о великой гармонии произведений гениального русского классика, о его иронии и любви к национальной самобытности. Среди прочих героев вначале фланирует красивая девушка с азиатской внешностью и несколько раз повторяет: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!» - вроде, как юмор режиссера… Но когда она неожиданно в конце великолепно спела песню на английском языке, я понял в какую сторону мы уехали от Пушкина.
О декорациях однозначно не скажешь – местами есть стильные находки (к примеру, огромный белый квадрат с окошком, в котором меняются цвета), а местами – пионерский театр.
Справедливости ради, скажу, что коллективом проделана большая трудоемкая работа, видно, что оттачивались все мелочи, как музыкальные, так и мизансценические. Надо думать, что усердие актеров подстегивало желание сделать что-то значительное, авангардное. Именно это искреннее творческое желание оказалось «понюшкой табака», за которую отдали преданность русскому классику, отправив его за море-океан, в не самый центральный театр Америки.
Евгений Миронов – большой артист, очень хороший театр и вот такой эксперимент с попыткой создать свой новый стиль. В результате, не два, не полтора. Опять же, все компоненты спектакля – лебедь, рак и щука! Мне жаль.

   Римас Туминас в интервью рассказывал о том, что «из всех русских классиков в пьесах Чехова больше всего воздуха». Согласны ли вы с этим мнением?
- Пожалуй, что да… Р. Туминас - замечательный режиссёр. Думаю, что многие его работы так же, как сейчас, и в будущем будут радовать зрителей театра. Это большое творческое счастье для Театра им. Вахтангова, который пригласил умного, талантливого режиссёра возглавить коллектив.

   С какими литературными произведениями ассоциируются у Вас Москва и Петербург?
- Мне нравится ваш вопрос. Он требует обстоятельного ответа. Но, боюсь, что такой подход нарушит всю пропорцию интервью. Вы спросили, я постараюсь ответить коротко.
О Москве и Петербурге было написано чрезвычайно много. И это правильно. Более того, действие многих классических литературных произведений происходило именно в этих городах (А. С. Грибоедов «Горе от ума», М. А.Булгаков «Мастер и Маргарита», Ю. В.Трифонов «Дом на набережной», А.С.Пушкин «Евгений Онегин» и многие другие дорогие нашему сердцу произведения).
Если говорить о том, какие литературные или историко-документальные произведения ассоциируются у меня с этими двумя нашими столицами, то, пожалуй, в первую очередь назову издание, состоящее из 12 выпусков под названием «Москва в её прошлом и настоящем». Безусловно, это В. А. Гиляровский с его незабываемой книгой «Москва и москвичи». Далее список такой: М.И. Пыляев «Старая Москва», Андрей Белый «Москва» (Московский чудак. Москва под ударом), И.Е.Забелин «История города Москвы» и многое другое.
Петербург – это, прежде всего, наверное, А.С.Пушкин «Евгений Онегин», «Медный всадник», Ф.М.Достоевский с его многими романами, действия в которых происходят в Петербурге, В.В. Крестовский «Петербургские трущобы»… Этот список можно продолжать бесконечно. А если уж мы заберемся с вами в кинофильмы да в песни, да еще в стихотворения, то это получится серия вечеров с разговорами о том, что радует и волнует русское сердце.

   Наиболее близкий Вам литературный герой?
- Хотел сказать, что это – Мастер из моего любимого романа М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита», но мне сказали, что это довольно частый ответ творческих людей на такой вопрос. Видимо, не случайно. Судьба Мастера, создающего нечто художественное и высокое, не всегда складывается счастливо. Но он всё равно идёт осознанно своим путём, ибо видит в этом глубокий творческий смысл. Особенно в Советские годы такой риск был понятен многим художникам. Извините, я тоже шёл на какие-то риски и мне друзья говорили: «Тебя посадят!», а я видел радостные глаза зрителя, и это делало меня счастливым. Кого Вам ещё назвать? Я подумаю.
Ведь не обязательно же, чтобы этот литературный герой, о котором Вы спрашиваете, был бы творческим человеком. Но точно, не Обломов.

   Как Вы относитесь к творческим неудачам?
   Вы пережили хотя бы раз в жизни неудачу или провал? Когда зрители возмущались игрой Петросяна?
- К неудачам художник должен относиться, как к серьёзным урокам и делать соответствующие выводы, предпринимать действенные меры, чтобы эта неудача или подобные ей не повторялась. Если артист в состоянии это сделать, значит, он профессионал и причём, действующий профессионал. Бывает так, что артист теряет творческие ориентиры и не в состоянии что-либо исправить. Тогда он погибает, как творческая единица. Я знаю таких, вижу их и очень сожалею, что по целому ряду причин такое с ними произошло. Виной тому: зазнайство, лень, нежелание повседневно работать над собой или, что уже из другой категории, болезнь. В любом случае, это трагедия художника. Ему остается только сидеть в жюри и судить других.
Теперь отвечаю на второй похожий вопрос. Я не помню какого-либо провала, тем более, когда зрители возмущались бы моей игрой. Этого никогда не было. Кажется, в прошлогоднем интервью уже звучал такой вопрос и я подробно рассказал о системе подготовки моими авторами и мной самим всех материалов, о системе страховки, когда привлекается зритель с его живым откликом, и системой доделок. То есть, всё выстраивается таким образом, что когда номер достигает кондиции, он уже всегда имеет успех.

   Сожаление об упущенном шансе в жизни?
- Никогда не сожалейте. Но при этом постарайтесь сделать выводы, думая об упущенных шансах, чтобы в следующий раз уже не промахнуться.

   Урок, полученный на всю жизнь?
- Жизнь каждый день даёт уроки. Поэтому учишься у неё всегда.

   А когда Вы сами как актер впервые почувствовали: «Кажется, у меня получилось»?
- Я об этом рассказывал в первом фильме «Улыбка длиною в жизнь». Это случилось в школе, когда приболел учитель, класс сидел без дела, и я начал пересказывать рассказ, который недавно услышал в концерте в исполнении артиста. Класс очень сильно смеялся! И я именно так же воскликнул про себя, как Вы написали: «О! Кажется, у меня получилось!»

   Вы когда-нибудь уходили со спектакля?
- Нет. С тех пор, как я стал известным и играющие актёры знали, что я сижу в зале, я не мог себе позволить их обидеть, даже, если мне всё это не нравилось и хотелось уйти.

   У поэта Андрея Дементьева есть замечательное стихотворение: «Никогда ни о чем не жалейте вдогонку…» Оглядываясь назад, в прошлое, вы о чем-нибудь жалеете?
- Мы уже об этом говорили. Я не жалею.

   Вас даже за границей любят. Например, в Праге… А на родине Вам вообще невозможно остаться неузнанным...
- Большое спасибо! А в чём вопрос? А зачем мне оставаться неузнанным? Наоборот, я счастлив, что люди со мной здороваются, улыбаются мне и желают мне здоровья. А я им. У нас полное взаимопонимание. Вот взаимопонимания я всегда всем желаю.

   Как и многие знаменитости, Вы тоже готовите книгу мемуаров. Это дань моде? Теперь воспоминания пишут все кому не лень, и даже те, которым ещё и вспоминать нечего. Но Вам есть чем поделиться со своим читателем. Вы хотите сказать что-то сокровенное читателю?
- Подобный вопрос и именно с таким комментарием был в позапрошлом году (см.: интервью 2013 года). И ответ был дан. Моя книга будет многожанровая. Это и рассказы о театрально-концертной Москве разных лет, и о моей жизни, и о моих воззрениях в литературе и искусстве, и всевозможные комментарии того, что мне довелось увидеть, и мои любимые стихотворения, и прочее-прочее… А нужна ли эта книга будет людям (я бы этого очень хотел), покажет время.

   Несколько лет назад Вы обмолвились об идее создать Музей Юмора. Жива ли эта задумка сегодня? Какие трудности этому препятствуют?
- Когда-то я договорился с московской мэрией о создании такого музея. Они предложили мне организовать жилищный кооператив, а первые два этажа отдать мэрии для Музея Юмора. Ну, во-первых, я – не строитель и не организатор жилищных кооперативов. Несколько лет искал людей, которые это могут сделать, потом мы искали соответствующий адрес, где, с моей точки зрения, было бы целесообразно находиться такому музею. Ведь можно было предположить, что такое место могло бы стать очень популярным и для москвичей, и для гостей столицы. Следовательно, оно должно находиться в центре, чтобы удобно было всем. Нашли такое место на Красной Пресне. Затем несколько лет стали оформлять документы. Но, когда я узнал, сколько я должен еще дать взяток, чтобы эти документы были оформлены, я прекратил это безобразие и перестал этим заниматься.
Недавно я побывал в Екатеринбурге в музее «Ельцин-Центр». Это огромнейшее здание, где все посвящено эпохе ельцинского правления и событиям в стране с конца 80-х до 2000 гг. В центре событий, конечно, Ельцин, его дела, вещи, документы, мебель, фотографии всех родственников и друзей, его автомобиль, все ордена, которые он получал в разные времена и всевозможные подарки. В одном из залов собраны довольно большие фрагменты московских баррикад. В перевезенном из Кремля его кабинете звучит видеообращение к россиянам о том, что он оставляет Президентский пост и просит прощения за то, что не всё у него получилось. Говорят, что на этот музей потратили 7 миллиардов рублей. Ну, если не всё получилось, как признавался сам Борис Николаевич, стоило ли отстраивать такую махину (она огромная)?..
Почему я об этом вспомнил? Да потому что идея создания Музея Юмора, где хранилась бы память о людях, подаривших своему народу радость, а не печаль, где продолжали бы дарить эту радость, показалась мне более целесообразной. Но, увы, оказалась не сбывшейся мечтой.

   Евгений Ваганович, есть такая теория, что имя человека накладывает некий отпечаток на его судьбу…
- Я не знаю, какая есть теория, но все может быть. Мы не компетентны что-либо утверждать в таком разговоре. В магии и символике слов и цифр я не разбираюсь. Но хочу заметить, что многие артисты брали себе псевдонимы, и судьба, в какой-то степени, у них менялась. Совпадение ли это? Не знаю. Наверное, есть фамилия, которая вызывает больше симпатий, а какая-то меньше. В сочетании с определенным именем тоже обретает значение. Сейчас постепенно возрождается старая традиция давать имена по дате рождения в соответствии с именем того святого, который почитается в этот день. И он, как бы становится ангелом-хранителем этого человека, заступником. Вот вам и связь имени с его судьбой.

   Вера для Вас - поддержка или место, где находите ответы на жизненные вопросы?
- Когда вы находите ответы на жизненно важные вопросы, это и есть поддержка.

   Вам случалось разочаровываться в любви, в людях, которые Вам дороги?
- К сожалению, и такое случалось в моей жизни.

   А что дают Вам деньги, менялось ли отношение к ним с годами?
- Безусловно. В молодые годы в деньгах ищешь возможность «устаканить» свою молодую жизнь. Обустроить ее. Что-то начать развивать в своей профессии. И прочее, прочее… А с возрастом понимаешь, что деньги – это только лишь возможность, но не цель. Как говорил Ф.Бэкон: «Деньги - хороший слуга, но плохой хозяин». А лучше всего говорит русская пословица: «Беден не тот, у кого мало, а тот, кому мало».

   С годами количество Ваших друзей увеличивается или уменьшается?
- С годами количество друзей уменьшается по простой причине: они уходят туда, откуда не возвращаются. Конечно, могут появиться и молодые друзья (они у меня есть), но с ними не успеешь съесть пуд соли.

   Евгений Ваганович, Вы способны признавать свои ошибки?
- Каждый человек должен это уметь, если хочет двигаться вперед. Собственно, мы уже в этом интервью говорили про это.

   Доктор Чехов говорил нам, потомкам: «Надо жить, несмотря на весь ужас происходящего». Евгений Ваганович, в будущее Вы смотрите с оптимизмом или реализмом?
- Я не помню, в каком контексте звучит эта фраза, или Вы ее вычитали из какой-то статьи. Но звучит она в отрыве, как дважды два – четыре. Так устроен человек, он старается выжить в любых условиях, какими бы страшными они не были. Что касается меня, то я – оптимист в душе. А в жизни – юморист. Чем юморист отличается от оптимиста? Юморист смотрит трезво на жизнь, он всегда найдет, над чем посмеяться и над оптимистами, и над пессимистами. Его взгляд посередине. Марк Твен говорил: «Были времена, когда понятие оптимист и дурак не были синонимами».

Несколько слов о современной России, Евгений Ваганович. Она на правильном пути?
- Когда мы видим какие-то патриотические действия, настроения, всевозможные меры, направленные на благо, то, мне кажется, что это правильный путь. Когда же мы видим негативные вещи, а их тоже много, типа коррупции и прочего, безусловно, это неправильный путь. Когда правительство пытается залезть в карман стариков, потому что ему не хватает денег (у них в связи с нефтью и долларом доходы уменьшились, в том числе, и личные), это, конечно, возмутительный, несправедливый момент. Когда наш Президент отстаивает справедливость и наше достоинство в международной политике, это очень правильно.
Вообще понятие «правильный путь» достаточно расплывчатое. Здесь необходима конкретизация: политический путь, экономический, социальный, нравственный, религиозный, культурный и так далее… А вот объективные ответы на все эти вопросы может дать только время. Боюсь, что время ответит отрицательно по поводу того, что делается сейчас в медицине, образовании и прочем…

   Почти весь исторический центр Москвы нынче в строительных лесах, как грибы после теплого дождя растут преимущественно примитивные многоэтажные стекляшки. Интересно, почему раньше что ни дом возведут, то архитектурный шедевр?
- Особенно много «шедевров» были построены во времена Хрущева и Брежнева. Сталинские дома, они как-то поприличнее. А сейчас я бы не мазал только черной краской все, что строится. Есть и очень достойные и красивые дома.

   Если бы Президентом были Вы — какой первый указ в России или какая первая реформа вышла бы из-под Вашего пера?
- Каждый должен быть на своем месте. Я – артист, я знаю, что нужно делать в моей профессии. Если бы я стал Президентом, наверное, натворил бы массу ошибок, желая сделать только лучше. То, что я был бы очень строгим, защищая интересы народа, это точно.

   В этом году киевская власть отменила все торжества, приуроченные к празднованию Дня Победы. На Западной Украине ветеранам Великой Отечественной вообще запретили праздновать День Победы, а общественным организациям и партиям — проводить массовые акции у мест воинских захоронений. Как Вам это?
- Что значит, как? Ужасно, конечно. То, что сейчас делается на Украине, отзывается болью в каждом российском сердце. Но я боюсь, что весь ужас еще впереди. Не дай Бог, конечно!

   Есть мнение – мол, из-за Крыма начнется теперь война Украины с Россией, а потом и со всем миром. И снова пойдут похоронки нашим матерям. И чтобы война не пришла в наш дом, надо отдать Крым назад. И тогда нас, может быть, не тронут, оставят в покое…
- Это пишет человек, который либо нервный паникер, либо провокатор. То, что крымчане совершенно добровольно выбрали российский путь, они были вынуждены это сделать, поскольку были поставлены перед ультиматумом.
Так вот, за этот выбор всему миру (в том числе, и самой Украине, как это ни странно) нужно низко поклониться крымчанам. Почему? Да потому что, если бы они этого не сделали, ужас начался бы в Крыму почище, чем на востоке Украины. И мы бы, конечно, начали их защищать: наши войска там стояли. И, к сожалению, могла начаться Третья Мировая. Но мир пока еще этого не понял. Он ввел против нас санкции, и мы, конечно, от этого не стали жить лучше. Но лучше так, чем война.

   Что больше всего в сегодняшней жизни раздражает? Что нужно исключить?
- А как вы можете, что-то из жизни исключить? Несправедливость всегда раздражала честных людей.

   Что ещё остро задевает и беспокоит Вас в сегодняшней жизни?
- Очень многое. Перечислять факты – дело долгое.

   Самый трудный выбор в жизни, перед которым Вы когда-либо стояли?
- Я всегда знал, что мне нужно и всегда понимал, что талант – это умение выбирать и старался не ошибаться в выборе.

   Штирлиц в "Семнадцати мгновеньях весны" говорил: "Из всех людей, живущих на земле, я больше всего люблю стариков и детей". А о чем думаете Вы, когда смотрите на детей и на наших ветеранов?
- О том, что и те, и другие требуют заботы, добрых чувств, внимания. Тогда их жизнь, да и жизнь окружающих их людей, становится осмысленной и более гармоничной. Есть государства, где старики и дети живут счастливо и обеспеченно. Когда я думаю об этом, конечно, я грущу, почему мы не такие.

   Евгений Ваганович, Вы считаете себя «дитём войны»?
- Я – послевоенный мальчишка. Я захватил, если так можно выразиться, шлейф войны, когда нашему народу было, ох, как непросто.

   В какую пору своей жизни Вы хотели бы вернуться?
- Это довольно частый вопрос, который задают. Его смысл я не совсем понимаю. Конечно, лучше быть молодым, здоровым и богатым, чем старым, больным и нищим. Но свою жизнь я бы не менял, не переделывал бы и заново бы не проживал. Пусть она идет, как идет, с Божьей милостью.

   Можно ли научить патриотизму?
- Наверное, воспитать в человеке патриотические чувства можно. И должно! Но, к сожалению, у нас за последние двадцать пять лет этим не занимались. Только сейчас образумились. У нас ведь какие были ориентиры? Запад хороший, он нам поможет; то, что у них - это очень хорошо, давайте все перенимать. И перенимали. К примеру, у нас в юмористическом жанре, взяв американские ориентиры, начали ругаться матом, как на Западе. Даже названия телепередач пошли только иностранные: Comedy club, Comedy women, Comedy Баттл, Stand Up,в SHOPе, Resident Comedy и прочие…
И так – во всем! «Супермаркеты» и прочая иностранщина! Стали обращаться только по имени, убрав отчество. Молоденькая стюардесса подходит ко мне и говорит: «Евгений! Как Ваши дела?» А я, выходит, должен ответить: «Все о`кей, крошка!» Но самое главное, что до конфликта с Западом, мы так с ними заигрывали себе во вред, что потеряли уйму времени и, боюсь, часть поколения, которое было сориентировано только на них. А сейчас куда они с этой ориентацией? На Запад?

   Евгений Ваганович, как вернуть духовность обществу?
- Кто вам и что должен вернуть? Хотите стать духовно развитым человеком, так становитесь им! Душа должна трудиться. Работайте над этим! Думаю, что в этом поможет вера в Господа. Нужно стать не формально, а истинно верующим человеком. Уверяю вас: если бы в стране было таких большинство, то тут же пришло взаимопонимание, а, значит, и взаимопомощь.

   Есть мнение, что современное поколение недостаточно социально активное. Согласны?
- Согласен. Но ему, этому поколению, впрочем, как и предыдущим, необходимо решить очень много неразрешимых, но насущных проблем. А хочется им сейчас все и сразу. Это, что касается психологии потребления. Но, по-моему, в вашем вопросе какой-то другой смысл? Что вы разумеете под термином «социальная активность»? Баррикады, демарши, голодовки, пикеты?.. Нам только сейчас этого не хватало! Если речь идет о гражданской позиции, то это уже другой вопрос. Но о патриотизме мы уже сказали выше.

   Не обижаетесь ли Вы на шутки про себя? Было время, когда это было очень модно у молодых юмористов.
- Это все из той же серии, когда демократия воспринималась молодыми, как вседозволенность. Оказалось, что можно, пока еще мало, что умеющему делать в жанре начинающему юмористу, хамить мастеру сцены, который старше его в разы. Вы считаете, что это нормально? Ваш вопрос уже сам по себе таит какую-то ненормальность. Оказывается, допустимо говорить непристойности про человека, и нужно, чтобы при этом этот человек еще и не обижался. Я не обижаюсь. Я огорчаюсь, за вас, молодых. Кстати, эти молодые юмористы, о которых вы ведете речь, были ангажированы конкурирующим с нами телеканалом, для того, чтобы сбить наш рейтинг. Это всего лишь деньги. Но им это почему-то не удалось.

   Что Вас отталкивает в женщинах?
- Я не знаю, почему у вас такая постановка вопроса. Может быть, дело в ориентации? Я могу бесконечно перечислять, что меня притягивает к женщинам. А вот отталкивает?.. Наверное, только мужеподобность.

   Наиболее близкий Вам ужасный, психопатический персонаж?
- Вы меня рассмешили! И близкий! И ужасный! И, в добавок, психопатический!.. Кто это?.. Нельзя, милый друг, смотреть столько триллеров. Еще не такое привидится.

   Вам знакомо чувство «быть на седьмом небе от счастья»?
- Знакомо.

   Профессия, необходимость выходить на сцену и съемочную площадку помогает поддерживать себя в форме?
- Как вы угадали!.. Вы очень проницательны. Любая профессия, если ты ей увлечен, держит человека в форме. Разве что у спортсменов и танцовщиков время на профессию более ограничено. Но тогда они нередко становятся тренерами, педагогами, режиссерами.

   Вы в хорошей физической форме. Вы плаваете, бегаете?
- Нет, я не плаваю. Разве, что по волнам жизни.

   Евгений Ваганович, как вы считаете, сколько должен зарабатывать человек, чтобы ему хватало?
- Смотря, что человек хочет в этой жизни и что он может. Каждый человек определяет для себя ориентиры, в которых должны учитываться реальные возможности. К сожалению, средние зарплаты в нашей стране сейчас не обеспечивают людям достойную жизнь. Существуют, как известно, ножницы между зарплатой и дороговизной жизни. Это с одной стороны. С другой, чаще всего бывает так: чем больше человек зарабатывает, тем больше ему хочется. Поэтому жизнь учит: нужно довольствоваться тем, что имеешь. В спектакле «Когда финансы поют романсы» в финале я рассуждал на эту тему. Попробуйте найти и послушать, что я там говорю.

   Говорят, что с возрастом ожидание Нового года не приносит такого удовольствия и радости, как в детстве. А с каким настроением Вы ждете этот праздник?
- Чем старше я становился, тем у меня все больше возникало ощущение, что Новый год так и мелькает в моей жизни: «Новый год! Ура!», «Новый год! С наступающим!», «Новый год! Будьте счастливы!», «Новый год!», «Новый год!», «Новый год!», «Новый год!», «Новый год!», «Новый год!»… Вот такое ощущение… Летят и летят… И каждый раз надо сняться в Новогоднем «Огоньке», придумать и снять две новогодние «Смехопанорамы» и еще какое-нибудь новогоднее телепредставление. Да еще выступить в новогодние каникулы с серией концертов. А поскольку я хотел бы, чтобы все, что я делаю, приносило радость, делаю я это с удовольствием.
Я поздравляю вас с Новым годом! И очень надеюсь на многочисленные наши встречи в Новом году. Я надеюсь увидеть вас радостными и счастливыми. В новогодней «Смехопанораме» я говорю: «Этот год, как известно, по восточному календарю, - год обезьяны. Из животных, она нам – самый ближайший родственник. Проворный и сюрпризный, со своей звериной логикой поведения. Желаю вам, чтобы эта обезьяна была к вам благосклонна и добра и, по крайней мере, не мешала всем вашим делам.

 

Вернуть в раздел "Откровенный разговор"

Перейти на главную страницу